Архив рубрики: Дрессировка

Дрессировка русских охотничьих. Аппортирование

Аппортирование по команде битой дичи или подранка, вещи, брошенной или потерянной хозяином, быстрая и радостная подача этого предмета собакой, которая уже безотказно идет на зов и ложится,— все эти упражнения необходимы для многосторонне рабо­тающей охотничьей собаки.

Цель аппортирования не только в том, что собака подает дичь для нашего удобства. Собака русского спаниеля должна по любой тропе, в самых трудных условиях, например через колючий кустарник и густые заросли, с азартом и страстью гнаться за подранком — лисой, зайцем или фазаном, брать их, радостно приносить и отдавать своему хозяину — вожаку и товарищу по добыче; хорошая отработка аппортирования это та основа, на которой строится преследование, но кровяному следу крупной дичи, такой, как, например, олень; раненого зверя надо догнать, если это потребуется — то загрызть и лаем подозвать хозяина, или же привести хозяина к убитой дичи.
Если темпераментную охотничью собаку ничему больше не успели научить, как безотказно аппортировать, то опытный охотник и дрессировщик может очень быстро сделать из нее многосторонне работающую охотничью собаку.

«Если дрессировщик хорошо выучил собаку приносить, то можно смело сказать, что он успешно выдержал испытание, так как подача — Ахиллесова пята в дрессировке». Эти слова сказал один из величайших практиков в области дрессировки и натаски Хегендорф; он же пишет, что легче всего собака теряет доверие к дрессировщику при обучении подноске предмета.

Перед тем, как перейти к отработке аппортирования, надо полностью понять «точку зрения» собаки русского охотничьего спаниеля по этому вопросу; почему так часты случаи, что собака и дрессировщик не могут поладить между собой?
В первую очередь о поноске. Поноска должна иметь такую форму, чтоб собаке было удобно поднять ее с земли, вес — с 1,5 фунта надо постепенно увеличивать до 15 фунтов. Самое главное — поноска должна быть привлекательной для собаки, как бы представлять собой дичь. При отработке этого приема я полностью отвергаю метод строгой парфорсной дрессировки — одним только способом жесткого принуждения заставить собаку взять и носить предмет, безразличный для нее. Надо выточить из дерева цилиндр, длиной в 30 см с наружным диаметром посредине 4 см, с утолщениями к краям. Цилиндр должен быть полым изнутри, но с глухими концами; в середине — соединение на резьбе. Цилиндр следует обернуть шкурками дичи, но которой собака будет охотиться, т. е. шкурками зайца, кролика, лисиц, кошки, тетерева, фазана, голубя, утки и т. д. Можно на одну поноску поместить 3 разные шкурки, например, зайца, кролика и лисы, или дикого голубя, фазана и утки, если нет ничего другого, то: курицы, домашней утки и домашнего голубя. Легко убедиться, что собака охотнее возьмет поноску с тремя шкурками, так как 3 запаха для нее интереснее одного. Если хотя к одному их трех запахов у щенка обнаружится прирожденная склонность, и он возьмет поноску, то впоследствии его начнут привлекать и 2 других запаха.

Тремя запахами мы добиваемся того, что собака с радостью берет поноску, и, кроме этого, преодолевает отвращение или равнодушие к некоторым видам дичи и заинтересовывается ими.
Для небольшой собаки нежного типа конституции надо изгото­вить легкую поноску, без дополнительного груза, только обернутую шкурками, которые соблазнительны для собаки; для подобных случаев почти всегда наиболее пригодны шкурки дикого кролика. Для сильных, выносливых собак, по мере приучения, надо вовнутрь цилиндра класть для увеличения веса дробь или пули, так, чтоб вес распределялся равномерно, и чтоб груз не перекатывался и не гремел; оставшееся пространство следует заполнить ватой или тряпками. Нельзя сразу или слишком быстро перетяжелить поноску.

Скажем, если собака делает упражнение в течение нескольких недель, то вес поноски в 5 фунтов велик даже для сильного 9-ти месячного кобеля, особенно, если его с этим грузом прогонять минут 20 рядом с велосипедом, на скорости. Вообще такие результаты достижимы, но только ежедневной, правильной тренировкой собаки, имеющей большие склонности к аппортированию.
Разберем поведение щенка и взрослой собаки в том случае, когда мы бросим поноску со шкурками, по команде «аппорт» и жесту. Подавляющее большинство собак с восторгом бросится за поноской; ведь для собаки брошенная поноска со шкурками — это убегающая дичь, это добыча, которую можно поймать и съесть. Схватив поноску, собака будет ее грызть, рвать, играть с ней, прыгать, даже может подбежать с ней на зов. На этом послушание закончится, собака не отдаст своей добычи добровольно.

По команде «сюда», собака может уронить поноску или убежать с ней от хозяина, чтоб тот ее не отнял. Особенно хитрые собаки пытаются даже спрятать свою «добычу» от хозяина, зарыть ее, чтоб позже снова поиграть с ней. Уж если даже человек, мыслящее существо, не любит отдавать своего даром, то чего же требовать от собаки, прирученного хищника? Отдать добровольно пойманную добычу, которая кормила ее предков, т.е. была необходима для их существования, отказаться от нее в пользу хозяина? Конечно, нет. Необходимо, чтоб собака любила руку своего дрессировщика. Если собаку обманывать, обращаться с ней грубо, жестоко, то любовь пропадет, в большинстве случаев — навсегда. Зачастую первая ошибка заключается в том, что дрессировку по аппортированию начинают слишком рано, когда собака еще не успела привыкнуть к дрессировщику новому хозяину, еще не успела полюбить его.

Основным условием, необходимым для успеха этого упражнения, является полный контакт между дрессировщиком и собакой.

Если сидящая па привязи собака русского спаниеля чувствует хоть малейшую робость в присутствии дрессировщика, значит, еще рано начинать с аппортированием, надо еще позаниматься другими упражнениям!, которые будут радовать собаку. Вообще в корне неправильно начи­нать обучать аппортированию, пока собака еще не обучена безотказно идти на зов, садиться, ложиться, брать препятствие, ходить рядом на сворке и без сворки. Если при обучении аппортированию придется еще строго корректировать подход на зов или другие недоработки, то с импортированием дело пойдет насмарку.

Привязанной на сворке и усаженной собаке дайте в пасть какой- либо любимый ею предмет, например большую кость или поноску со шкурками. Успех зависит от того, сумеет ли дрессировщик найти предмет, способный заинтересовать данную собаку. Если нет ничего подходящего, возьмите большой кусок сушеного мяса, а если и тогда опыт не удастся, то пусть питомец денек поголодает. Важно заставить собаку схватить вещь по команде «аппорт», дальше уже дело пойдет легче.

Один знакомый пожаловался мне, что с его собакой ничего нельзя сделать, — она ничего не хочет брать. Я спросил, что, неужели нет ничего такого, что было бы особенно привлекательно для его собаки, против чего она бы никак не могла устоять. «Шкварки», сказал он, «румяные шкварки».
Я изготовил полую деревянную поноску, насверлил в ней отверстий, чтоб проходил запах, и положил в нее шкварки. Вспоминаю недоверчивое, насмешливое лицо хозяина пойнтера, — однако опыт удался, сначала наполовину. Когда я бросил поноску, русский спаниель  зачуял шкварки, вихрем кинулся к поноске, схватил ее и исчез с ней в своей будке. Зато в следующий раз успех был полным. Я заранее взял русского спаниеля  на длинный шнур, он схватил по команде «аппорт» душистую поноску и уже больше не выпускал ее изо рта. Он ходил со мной около четверти часа на сворке с поноской во рту, и я только хитростью выманил ее у него; я поднес к его носу шкварку, он забыл на мгновение о поноске и бросил ее по команде «брось», за что и получил шкварку.

Это послужило базой для дальнейшей дрессировки по аппортированию, и через несколько недель этот великолепный полевик, картинные стойки которого помещены в журналах, стал прекрасно аппортировать дичь.

Десятки раз заставляйте собаку брать нужные предметы из рук, держать их в морде до пяти минут и дольше; если понадобится, то поддерживайте левой рукой морду собаки снизу и берите предмет но команде ‘»брось», обязательно давая после этого лакомство. Железное правило: никакого принуждения в первые 8-14 дней, собака должна только привыкнуть к командам: «аппорт» и «брось», они скоро отложатся в сознании собаки. Таким исключительным собакам, которые отказываются брать из рук, надо сначала засунуть в рот палец или всю руку, и одновременно поноску.

Собаки русских спаниелей, которых нельзя приучить к командам «аппорт» и «брось» вышеописанным способом, которые боятся и стараются убежать, или же защищаются щелкая зубами и даже кусаясь, большей частью, испорчены неправильной дрессировкой, и, при достаточном терпении исправимы. Нельзя добиться успеха, если такое поведение вызвано перенесенной ранее нервной формой чумы, прирожденной неврастенией и истерией; такие собаки вообще не годятся для дрессировки. Когда мы увидим, что наш питомец хорошо усвоил команды «аппорт» и «брось», то можно будет держать на некотором расстоянии от морды те предметы, которые собака любит и охотно берет. Пусть сначала это расстояние составит несколько сантиметров, постепенно мы его увеличим. Собака должна пробежать это расстояние до поноски, или же ее придется осторожно протащить.

Полезно также держать поноску, которую собака должна взять, на высоте своей груди, чтобы собаке надо было подняться для этого, опираясь на дрессировщика, что увеличит для нее привлекательность поноски. Потом следует спустить поноску все ниже и ниже, и наконец класть ее на пол, двигая ее рукой, играя с ней. Скоро после этого собака начнет охотно брать и брошенную поноску, сделанную для нее как можно более привлекательной (помазать кровью, с запахом мяса и т. д.).

Надо взять питомца на сворку, пробежаться самому до брошенной поноски, после того, как собака возьмет поноску или ее положи 1 ей в пасть, надо отойти на несколько шагов, скомандовать «сядь» и через несколько секунд «брось» и взять поноску. Подчеркиваю особо, что на этом этапе дрессировки от собаки еще не требуется, чтобы она приносила брошенный предмет, она должна только поднимать его, садиться и отдавать хозяину. Если вместо этого дрессировщик потребует, применив метод принуждения, чтобы собака приносила ему ту поноску, которую она охотно уже поднимает и держит во рту. то он может вообще не добиться успеха.

Небольшое принуждение придется применить при дальнейших занятиях с предметами, которые собаке незнакомы и которые она не захочет брать сама. Начать же прямо сразу с принуждения это большая ошибка; поноска сразу же станет для собаки ненавистной; мне приходилось видеть охотничьих собак, которые при команде «аппорт» проявляли признаки страха, начинали дрожать, поджимали хвост, забивались в угол, скалили зубы на подходящею дрессировщика, готовые укусить его от страха.

Нужны были многие недели упорного груда, лакомства и ласка, чтобы восстановить доверие такой собаки к дрессировщику, чтобы собака хотя бы позволила гладить ее морду поноской, которую она так ненавидела.

Дрессировщики правы, когда говорят, что нельзя приучить соба­ку безотказно аппортировать, не применяя принуждения. Но дело в том, что ни в коем случае нельзя начинать эту дрессировку с принуждения, да еше исходящего от руки дрессировщика. Сначала собака должна четко усвоить команды: «аппорт» и «брось», иначе будет допущена грубейшая ошибка.

Собаки русского спаниеля, у которых аппортирование отработано одним только принуждением с самого начала занятий, будут, все-таки, аппортировать, но вблизи от хозяина вяло; они уже не принесут зайца или лису, ушедших далеко из зоны воздействия хозяина; в таком случае будет аппортировать собака, полная охотничьей страсти, которая любит своего хозяина и которая любит аппортировать.

Как же все-таки применять принуждение при отработке аппортирования? Принуждение применяют, если собака откажется взять предмет или же бросит его раньше, чем донесет.
Чтобы собака брала поноску, надо ее, на сворке, усадить рядом с собой, левой рукой взять за верх морды, причиняя очень небольшую боль зажимом губ, и, с легким рывком парфорсом, открыть пасть’ и всунуть в нее поноску. Надо поднять морду, подперев рукой нижнюю челюсть, при этом хвалить и гладить собаку. Это упражнение надо повторять до тех пор, пока собака не будет исполнять его безотказно.

Собака скоро поймет, как ей можно избежать боли, и будет брать поноску из рук добровольно. После этого она возьмет ее и с земли. По большей части это упражнение не удается отработать успешно, если у малоопытного дрессировщика не хватает терпения, сдают нервы, нет выдержки, и, вместо лакомства он хватается за плетку. И кто имеет выдержку и терпение, тот еще должен любить собак, чтоб добиться успеха. В большинстве случаев собак портят слишком ранними чрезмерными требованиями: собака только что начала (после недельных занятий) брать из рук поноску, от чего она раньше отказывалась — и дрессировщик уже начинает с нее требовать, чтоб она приносила брошенную поноску, да еще сразу и отдавала бы ее. Вот на этом, обычно, дело срывается. Обучение аппортированию «неисправимо упрямых бестий» — так обычно хозяева характеризуют бедных, забитых и испорченных ими собак, — я начинал с того, что брал их на. прогулку, хвалил и ласкал — завоевывал их доверие; в большинстве случаев эти собаки даже не умели сидеть по команде. Завоевав доверие, я выдерживал собаку в присутствии еды до тех пор, пока ей делалось совсем невмоготу, и тогда я начинал ей давать из рук ее порцию мяса, по кускам, с командой «аппорт», причем с куском мяса я клал ей в рот и всю руку. От мяса я переходил к кости и первое время довольствовался тем, что по команде «аппорт» собака брала в рот кость и сидела с ней. После этого, когда собака отдавала кость сама или же с небольшим принуждением, я ее хвалил и ласкал. Чем больше достанется похвалы и ласки собаке после небольшого при­нуждения, тем быстрее она отработает навык. Я оставался доволен своей работой только тогда, когда убеждался по поведению собаки,  по тому, как она виляет хвостом, как весело прыгает, что аппортирование стало для нее радостной обязанностью. Когда дрессировщику удается научить собаку принуждением брать нелюбимые ею предметы, то этим не надо злоупотреблять и все время заставлять ее брать только эти предметы. Этот навык надо закрепить, давая собаке и любимые ею предметы, которые она всегда с удовольствием схватит: палку, обернутую кроличьей шкуркой, большую кость, заячью голову, мешок с песком, завернутый в кошачью шкуру, и т. д. Надо часто менять поноски, у собаки будет приподнятое, радостное настроение, и между всеми поносками она принесет и ту нелюбимую, от которой прежде отказывалась.

Надо запастись выдержкой и терпением еще на неделю, чтобы приучить собаку, идущую рядом на сворке, носить поноску. Сначала надо ходить медленно, потом все быстрее. Вначале собака, конечно, будет бросать поноску. Ни в коем случае нельзя ее наказывать за это: бить, бранить, выговаривать. Это только напугает собаку. Надо дать команду «сядь», дружески подойти к собаке, дать ей поноску снова в рот и заставить ее пройти всего несколько метров, поддерживая морду рукой. После этого в первый день занятий надо пре­кратить это упражнение, похвалить собаку и дать ее вволю порезвиться. Такие занятия надо проводить ежедневно, заставлять собаку все дольше носить предмет и поправлять ее; чем меньше применять принуждение, тем лучше. Только после того, как собака на сворке будет носить поноску без принуждения не менее получаса, можно будет водить ее рядом без сворки и с поноской, а в дальнейшем — пускать ее с поноской рядом с велосипедом.

После этого уже можно начать приучать собаку приносить брошенную поноску. Надо несколько раз пробежаться вместе с собакой к брошенной поноске и обратно, на то место, откуда ее бросали — и это все.

Приучайте также собаку русского спаниеля, чтобы она не бросала поноски при перепрыгивании канав и заборов. Собственно, это уже не дрессировка, а просто повторение упражнений. Сначала надо самому, с собакой на сворке, перепрыгивать небольшие препятствия (разумеется, собака уже должна быть обучена брать препятствия), а после этого пускать собаку одну и увеличивать препятствия. Собака, которую ведут на сворке домой, к ее будке, никогда не бросит по дороге куска мяса, кости и т. д. Она обязательно принесет поноску на свое место. Так сделает и старая собака, и щенок.

Почему она не бросает кость? Потому, что эта кость ей желанна, а дрессировщик ее не отнимает; собака знает, что на своем месте она сможет съесть эту кость. Это должно служить основой дрессировки. Десятинедельному щенку я давал большую кость за 10 метров от его будки; на следующий день — за 15 м, потом — за 20 м; так я постепенно доводил расстояние до 100 метров, потом до 1000 метров. Я всегда добивался успеха -щенки весело приносили съедобное домой. Они приносили его и тогда, когда бежали рядом с велосипе­дом; и тогда, когда я обертывал кость или большой кусок хлеба шкурой кролика. В конце концов большая кость становилась похожа на настоящую поноску — я навязывал на ее концы шкурки зайца, кролика, кошки. Перед самой будкой я заменял эту поноску свежей костью, которую щенок мог съесть. За 1 — 2 недели можно вполне научить собаку носить поноску, не бросая ее на расстоянии 1 — 2 километров, и это без всякого принуждения.

Принуждение выражается в том, что собаке приходится идти на сворке рядом, неся свою «еду» домой. Первые 2—3 недели надо давать собаке поноску в тот момент, когда дрессировщик поворачи­вает, чтоб идти домой; позже надо будет ее давать уже до этого момента, еще по дороге, ведущей от дома, а в конце концов — сразу же в начале прогулки; тогда надо делать частые остановки, командовать собаке: «брось» и давать ей вместо поноски куски мяса; когда мясо будет съедено, надо, по команде «аппорт», снова давать ей поноску. Частое повторение этого упражнения очень хорошо закрепляет навык аппортирования. Таким способом, постепенно собака незаметно для себя полюбит носить поноску, выработается безотказность, и, если эту поноску бросить и скомандовать «аппорт», собака сама кинется за ней и схватит ее. Упражнение надо проводить на длинной сворке. Если в первые дни занятий собаке перед ее будкой давать в обмен на поноску что-нибудь съедобное и хвалить ее при этом, а потом проделывать то же и во время гулянья, то можно будет быстро добиться того, чтоб собака охотно отдавала по команде свою поноску дресси­ровщику, так как ее доверие к дрессировщику станет безграничным. Если молодая собака будет обучена таким способом, то по знакомой команде «аппорт» она возьмет и дичь, когда настанет это время. Принуждения почти не придется применять.
Такой метод дрессировки особенно хорош для нервных собак нежного типа конституции, которых можно испортить дрессировкой с принуждением. Мне самому приходилось встречаться с такими собаками.

Кроме этого, последний метод дрессировки рекомендуется тем дрессировщикам, которым выпадает счастье воспитывать и дрессировать щенка с самого малого возраста и до тех пор, пока щенок не превратится во взрослую рабочую собаку. Это сэкономит месяцы време­ни, так как с дрессировкой аппортирования можно начать уже в таком возрасте, когда еще рано отрабатывать другие навыки, например безотказный подход.

Учить собаку аппортированию из воды можно только после того, как собака научится аппортировать достаточно тяжелые предметы на суше и, безусловно, уже приучена к воде.
Если учить аппортированию способом жесткого принуждения собак нежного типа конституции, которые берут дичь аккуратно, которым тяжелый заяц оттягивает нижнюю челюсть, — это значит запугать собаку окончательно; она будет бросать тяжелую дичь еще раньше, в конце концов вообще отказываться брать ее, постарается убежать, а дрессировщик будет нервничать, и, при отсутствии достаточ­ной выдержки, парфорсом испортит те начальные успехи, которых успел добиться.

Единственно, что может дать в этом случае нужный результат, постепенное увеличение веса любимой поноски собаки, с перьями или со шкурками, или же в виде чучела, той поноски, которую собака берет всегда с радостью, и которую она уже привыкла носить. Почти все собаки берут с азартом чучело кролика; вовнутрь чучела надо зашивать дробь, постепенно увеличивая вес, доводя его до 7— 10 фунтов, — до веса зайца. Некоторым собакам трудно сразу открывать рот так широко, чтоб схватить зайца или лису за спину. Тогда надо сделать такое чучело, чтоб спина была уже головы и крупа — натянуть шкурку на доску, с обмотанными концами. Постепенно за 1 2 месяца можно будет добавлять вес и обматывать доску так, чтобы толщину чучела довести до нормальной.

Для следующего упражнения надо наполнить шкуру зайца или лисы песком с опилками. Такую поноску собаке трудно брать с земли, она меняет свою форму, когда ее поднимают, и легко выскальзывает из пасти. После таких тренировок собака будет приносить на охоте самых тяжелых зайцев и лис галопом.

При отработке аппортирования особенно необходимо, чтобы дрессировщик не терял самообладания, спокойствия и терпения; можно начать с игры со щенком и, постепенно повышая требования, сделать из щенка безотказно аппортирующую собаку. Если охотнику представляется возможность потренировать свою собаку в аппортировании любой дичи и даже хищников до начала охотничьего сезона, то это надо обязательно сделать.

Бывает, что собака русского спаниеля, относительно которой мы вполне уверены, что она прекрасно аппортирует, вдруг отказывается принести ворону, сороку, хищных птиц. Надо тренировать собаку приносить хищников с сильным неприятным запахом. Для этого хищных птиц надо прятать под кустами или в канавах, в разных местах, не прокладывая к ним следа, и пускать собаку в поиск, чтобы она приносила их по команде «аппорт», это вырабатывает безотказность подачи.

Последнее упражнение по аппортированию — подача дичи (т. е. чучел) только по команде, после выстрела. После хорошей подготовки это не трудно. Только работать надо до начала охоты, по жесткому плану, чтоб не зависеть от случайностей.

Наденьте собаке саниелю парфорс, прицепите к нему длинную сворку, возьмите ружье на изготовку и идите к тому месту, где спрятавшийся помощник тянет за веревку чучело зайца . Затем следует выстрелить, заяц перевернется и останется лежать; скомандовать собаке «лечь», а если она бросится вперед, к зайцу, одернуть ее парфорсом.

После этого дайте команду «рядом». Пусть собака посидит рядом с охотником несколько минут; ее следует успокоить; точно так же поступите с собакой, когда помощник подбросит в воздух из куста чучело (деревяшку, обтянутую шкуркой) тетерева, фазана, курицы, голубя и т. п. Лучше даже стрелять не самому, а второму помощнику; тогда можно будет все свое внимание отдать собаке, которая бросится по выстрелу за дичью. Такие упражнения надо повторять до тех пор, пока собака не перестанет бросаться после выстрела за дичью и не научится сохранять полное спокойствие после выстрела, вот тогда ее можно будет послать за дичью. Особенно темпераментных собак надо сначала совсем не посылать за дичью, а командовать им «рядом» и уходить с этого места; если собаку придется принуждать к уходу, то можно несколько раз наступить ей при этом на лапу. Через несколько минут собаке следует дать лакомство.

Если представится возможность присутствовать с собакой русского спаниеля на охоте по зайцам, не участвуя в ней самому, то это очень хорошо. Когда собака видит, как стреляют по зайцу, как заяц падает и как его приносит другая собака, — это лучший способ выработать у ней выдержку и дисциплину. Если в то время, когда собака несет убитого зайца хозяину, будет застрелен или же подранен второй заяц, то собака может бросить первого зайца и схватить второго, еще теплого, запах которого будет ее привлекать больше; или же не бросая первого зайца, а продолжая держать его в пасти, она может погнать второго. Как приучить собаку не реагировать на шумовых зайцев? Помощник должен спрятаться в яму и держать концы двух веревок, длиной в 50 м, к которым привязано по заячьему чучелу; чучела спрятаны в траве, сене и т. п. Когда дрессировщик с собакой приблизится к этому месту, помощник должен потянуть за веревку наиболее удаленного чучела. Скомандуйте собаке лечь, увидев «бегущего» зайца, и выстрелите в воздух. По команде «аппорт» собака бросится вперед, таща за собой длинную сворку. Дрессировщик должен занять такое положение, чтобы собака, возвращаясь к нему с зайцем, прошла бы метрах в пяти мимо второго зайца, й этот момент помощник должен потянуть второго зайца за веревку, привести его в движение. Собака, с первым зайцем или же бросив его, устремится ко второму зайцу.

Дрессировщик должен схватить конец длинной сворки и после команд «нельзя!», «сюда!» дернуть своркой за парфорс, а остановив собаку, командой «аппорт» заставить собаку поднять и принести первого зайца. За исполнением следует похвала, ласка и лакомый кусочек.

В большинстве случаев бывает достаточно одного занятия, при условии его правильного проведения. Рывок парфорсом должен быть достаточно резким. В некоторых случаях после такого упражнения в течение некоторого времени еще требуется корректировать собаку свистком и командой «аппорт», а потом надобность в этом отпадет. А почему вместо описанного упражнения не крикнуть собаке «лечь», вместо рывка парфорсом и команды «нельзя?» Ведь это же хорошо дрессированная собака, которая послушается. Потому, что, если собака ляжет, она будет смотреть вслед удаляющемуся зайцу, будет следить за ним, т. е. все ее внимание останется прикованным к зайцу, а рывок парфорсом сразу полностью отвлечет ее внимание от второго зайца, что и требуется в этом случае.

Бывает, что при аппортировании дичи собака мнет и жует дичь, слишком крепко ее хватает. Обычно это служит предпосылкой к поеданию дичи собакой. Ведь если слишком крепко стиснуть дичь, то выступит кровь, и даже внутренности, собака оближет их, а аппетит приходит во время еды — тут уж недолго съесть и всю дичь. Надо во­время не допустить до этого. Здесь не помогут крики «нельзя», угрожающие жесты и битье — все это окончательно испортит дело; собака будет бояться подходить к хозяину, бояться брать дичь, в конце концов собака вообще не будет брать дичь или же постарается ее поскорее зарыть: будет собака-могильщик.

Мастер по дрессировке и натаске Хегендорф в своей замечательной работе «Охотничья собака» предлагает обматывать чучело для аппортирования колючей проволочной сеткой, тогда собаке придется брать его осторожно, иначе она причинит себе боль.

Такой метод дает прекрасные результаты; кто не сможет достать колючей сетки, тот может обложить чучело деревянным шпоном (не сплошь, а оставляя промежутки) и обмотать его поверх шпона колючей проволокой. Если собака откажется брать в рот такую колючую поноску, надо будет положить ее насильно в пасть и заставить держать. Только не надо злоупотреблять принуждением. Сначала надо осторожно класть в пасть колючую поноску, заставлять собаку сидеть с ней всего несколько минут и с похвалой брать поноску и давать лакомство. При этом упражнении настоящий дрессировщик должен показать свою выдержку, не нервничать, не кричать, а класть колючую поноску в пасть не один десяток раз, ласково разговаривая с собакой. Надо всегда помнить, что собака не понимает нашей речи.

Чтобы собака не мяла дичь, можно по команде «аппорт» класть ей в рот руку и заставлять держать ее в течение продолжительного времени. Я сам делал так: обматывал руку шкуркой, снятой с фазана, курицы, кролика, и заставлял собаку держать ее в пасти. Надо иметь шкурки от всех сортов дичи, которую собака не должна мять.

Если собака русского спаниеля, которая принесла дичь, не хочет ее отдать, особенно это касается теплого еще зайца, то ни в коем случае нельзя вначале бить ее за это и отнимать дичь, причиняя ей сильную боль. Таким способом испорчено уже много сооак: или собака бросит дичь, не доходя до хозяина, или будет бегать вокруг него с дичью в пасти, или будет боязливо ронять дичь, поджавши хвост, как только хозяин вытянет к ней руку; все это последствия указанной ошибки, если только собака сразу же не перестанет вообще брать дичь. Таким способом можно уничтожить образцово отработанный навык аппортирования чучел при переходе к аппортированию стреляной теплой дичи. Неужели не ясно, что собака-хищник, у которого впервые в ласти трепещет еще живая добыча, что она захочет взять эту добычу себе. В корне неправильно отнять эту дичь силой, причинив собаке боль: это может испортить собаку. Надо поступить так: оставить дичь собаке, сесть на велосипед, взяв сначала собаку на сворку, скомандовать «рядом» и ехать так быстро, чтоб собака поскорее утомилась. После этого скомандовать «брось» и дать собаке любимое лакомство. Утомившаяся собака бросит дичь. А главное — в даче лакомства. Таким способом я исправил многих собак, считавшихся неисправимыми. Только не надо торопиться: пусть собака посидит с дичью никак не меньше минуты, при этом ее надо успокаивать. После этого надо серьезно сказать «брось» и одновременно сунуть в рот собаке лакомый кусочек; когда она откроет пасть, чтобы взять кусок, надо вынуть дичь и вложить кусок. После этого надо не поскупиться на похвалы и ласки собаке. Когда собака уже хорошо поймет команду «брось», надо в тот момент, когда она подойдет с дичью и раздастся команда «брось», и хозяин дотронется до дичи, слегка одернуть ее за парфорс, в первый раз еле заметно, во второй раз посильнее и т. д., чтобы приучить собаку сразу бросать дичь.

Еще один метод. Его смысл в том, чтобы оттащить собаку на парфорсе к поноске и при помощи парфорса придушить ее так, чтобы она была вынужде­на открыть рот, чтоб не задохнуться. В этот момент ей всовывают в рот поноску. Многие собаки при этом с испуга гадят под себя, кусают хозяина, начинают его бояться и портятся окончательно.

Такой «метод» может не испортить только очень сильную уравновешенную собаку. С другой собакой следует запастись неисчерпаемым терпением, приготовиться к большому сроку занятий, и первые 1 — 2 недели заниматься с ней не больше нескольких минут в день.

Опыт показал мне, что это не только бесцельно, но и вредно, продолжать мучить собаку, всовывая ей в пасть поноску, если она сопротивляется этому или же боится. Нельзя заставлять собаку преждевременно носить поноску длительное время, если она противится этому, не имея достаточной подготовки.

Дрессировщик должен поступать разумно и не терять терпения, хвалить собаку, быстро переходить от этого нелюбимого упражне­ния к другому, которое собака любит: прогулка, разрешение бегать, и у собаки пропадет подавленное состояние. Только при таком построении занятий дрессировщик может завоевать (а не утерять) полное доверие собаки, а это — гарантия успеха дрессировки.

Нет такой собаки, которую нельзя приучить к аппортированию, но все собаки — разные и каждая требует к себе индивидуального подхода и подходящего к ее характеру способа дрессировки.

Дрессировка. Реакция русского спаниеля на зов и свист

Вспомним, в каких случаях подается сигнал для сбора зверей в природных условиях. Когда зверь преследует добычу, он подзывает к себе ревом. То же самое происходит, когда находят добычу или при приближении опасности, т. е. для того,чтобы вместе есть или вместе защищаться. Олень дает сигнал об опасности, по которому все стадо оленей бросается к вожаку, который уводит стадо. Наседка, увидев ястреба, предостерегает цыплят криком и уводит их в безопасное место. Когда опасность минует, наседка созывает цыплят для еды.

Всюду одно и то же: по свойственному для них звуковому сигналу звери и птицы собираются вместе для еды и защиты от опасности.

Дрессировщик должен придерживаться того же: по определенному, всегда одинаковому сигналу, например, свистку, собака при подходе должна получить свою «добычу» — лакомый кусочек. И во-вторых: надо создать такую ситуацию, чтобы собака находила защиту от опасностей у своего хозяина. Как этого добиться? Непослушная собака русского спаниеля , которая не идет на зов хозяина, должна получить неприятность от рывка парфорсом, удара звенящей цепочкой, горсти дроби и путающего окрика: «фу»или «нельзя».

«На помощь» завизжит или «подумает» собака, и в тот же момент должен раздаться призывный свист хозяина, после чего он должен позвать ласковым голосом «сюда» и сделать призывный жест. Теперь собака бросится к хозяину, у которого найдет защиту, ласку и вкусный кусочек.
Если собака находится у хозяина со щенячьего возраста и он занимался с ней, как было указано выше, то у собаки уже укоренились предпосылки для хорошего подхода на зов.

Но, несмотря на это, совершенно необходимо продолжать занятия с собакой и добиться безотказного подхода собаки на зов в таких условиях, когда собаку отвлекают от этого сильные соблазны. Особенно это относится к взрослой собаке русского спаниеля, с которой раньше совсем не занимались.
С собакой русского спаниеля надо заниматься систематически; выходя с ней на прогулку, надо ставить себе целью приучить ее к быстрому подходу и всегда брать для этого парфорс, веревку метров на 30, цепь для бросания, горсть дроби. Нечего ждать случайности, когда выскочит кошка, надо самому подготовить условия, чтоб были кошки и др. отвлечения,и выходить уже с подготовленной программой занятий, а когда надо, с помощником. Никогда нельзя забывать хвалить подошедшую собаку. Собака должна подойти к хозяину, сесть слева от него и встать только но команде «рядом»: очень важно выдержать такую последовательность. Если собака подбежит, повиляет хвостом и бросится дальше без команды — такого послушания надолго не хватит; изо дня в день оно будет ухудшаться — реакция собаки на равнодушие хозяина, и дело кончится тем, что собака будет отмечать зов хозяина несколькими прыжками в его сторону, а после этого умчится, куда ей захочется.

При дрессировке взрослых русских спаниелей, совсем невоспитанных или испор­ченных собак элемент принуждения должен быть усилен. Собаке надо надеть ошейник — удавку или строгий парфорс и привязать к нему шнур длиной метров в 30. Собаку можно позвать,только насту­пив сначала на конец шнура или взяв его в руки. Чтоб собака подходила быстро, самому следует отбегать назад. Когда собака подойдет, обязательно надо дать лакомство. Чем труднее для собаки условия, например, она увидит другую собаку, кошку, или еще что-нибудь очень для нее привлекательное, — тем быстрее должно быть оказано на нее воздействие. Для выработки безотказного послушания необходим помощник, который в определенное время и в нужном месте должен выпустить кошку. Если собака,несмотря на зов,погонится за кошкой, рывок парфорсом заставит собаку вернуться, при возвращении собаки — неизменное лакомство.

А что делать, если собака, дрессировку которой мы уже считаем законченной, попадая в какое-нибудь новое для нее положение, перестает слушаться?

Совершенно бессмысленно в этом случае свистеть до потери сознания и кричать до хрипоты. Надо спокойно дождаться ее возвращения, не ругать и тем более не бить ее при возвращении, а взять снова на парфорс и 30-метровый шнур и вызвать нарочно такую же ситуацию, в какой она не послушалась,и повторить упражнение. Если с собакой случилось что-нибудь неприятное около какого-либо дома, и она,проходя мимо, стала оттуда убегать не реагируя на зов (или же это произошло в связи с автомобилем или с лошадью), то, идя к этому дому (авто, лошади;, надо заранее привязать к простому ошейнику собаки длинный шнур. Пусть собака пробежит несколько метров, после этого надо начать натягивать поводок, а самому бежать рядом и, ласково уговаривая, приближать к себе собаку, ласкать ее, гладить. В этом случае парфорс не годится — собака и так боится, ей не надо причинять боль, ее нужно успокаивать.

Приведу еще другой, очень эффективный способ заставить собаку безотказно подходить к хозяину.
В случае, если она не реагирует на свист и зов хозяина и продолжает свое занятие, которое ее больше интересует в данный момент, надо, чтоб помощник, спрятавшийся поблизости, бросил в собаку звенящую цепочку, связку крючей, горсть мелких камней или дроби № 1.

Действие наиболее эффективно, если собака не заметит, откуда ей попало цепочкой и дробью. Она моментально бросится к хозяину — ведь он зовет ее; — теперь она обратит на это внимание. А хозяин должен ее похвалить, приласкать и дать лакомство.

Если нет помощника, можно самому бросить в собаку цепочку, хоть это и хуже, но все-таки достигает результата.

Очень важно, чтобы в первый раз собаке русского спаниеля хорошенько попало, тогда во второй и третий раз достаточно будет уже легкого броска, а в дальнейшем даже одного звона цепи. У собаки создается впечатление, что, если она не идет на зов хозяина, ее откуда-то с грохотом и звоном ударит цепочка, а хозяин ее защищает и дает лакомство.

Приведу пример. Собаке не хочется возвращаться с прогулки домой в будку, и она вместо того, чтобы идти на зов хозяина, уходит в дальний угол двора. А там спрятавшийся за кустом помощник бросает в собаку цепь и дробь. Собака быстро бежит к хозяину, где находит защиту и ласку.

Некоторые собаки не подходят к хозяину вплотную, а скачут вокруг на расстоянии нескольких шагов, так, что их не возьмешь. Это потому, что они боятся хозяина. Надо к простому ошейнику привязать шнур метров на 10. Подзывать собаку следует только наступив сначала на конец шнура. Надо осторожно, не причиняя боли, подтянуть к себе собаку, приласкать ее и дать лакомство. Собака вскоре начнет понимать, что близость хозяина приятна.

Но если прежний хозяин очень сильно бил собаку, то встречаются такие случаи, что больше уже не удается приучить собаку подходить к человеку, не удается полностью перебороть ее страх.
После того как дрессировщик успешно закончит отработку подхода на зов, все равно нельзя допускать ни малейшей поблажки, так как в этом случае дисциплина начнет быстро падать — собаки превосходно чувствуют ослабление строгости со стороны дрессировщика; безукоризненно отработанная собака может в очень короткий срок потерять полностью дисциплину у нетребовательного хозяина.

Мне приходилось видеть, как блестяще поставленная егерем собака спаниеля , отданная слабохарактерному хозяину, в течение нескольких недель теряла и послушание, и многие из охотничьих качеств. Быстрый и безотказный подход по зову хозяина — является основой основ всей последующей дрессировки (как и команда «лечь»). Поэтому дрессировщик должен не пожалеть сил и отработать этот навык блестяще, безукоризненно, лучше, чем все остальные навыки, выработать буквально рабское послушание собаки. Когда бы и где бы пи представилась возможность воздействовать на собаку так, чтоб она подошла к хозяину, не обратив внимания на отвлекающие обстоятельства,- эту возможность надо использовать. Если же она не источается ее надо время от времени создавать самому. Отработку этого навыка можно считать законченной, когда очень голодная собака будет с радостью подбегать к хозяину по его зову, оставляя свою миску с едой.

Добиться этого можно при помощи парфорса и длинной сворки, надо дать рывок (сильное принуждение), если собака не придет на зов от миски. Парфорс можно заменить броском дроби, причиняющим боль. При подходе собаки нельзя забывать ее приласкать, а первое время обязательно давать лакомство.

В дальнейшем, когда собака русского спаниеля уже сама будет охотно подходить, бросив еду, можно прекратить дачу лакомства, а только хвалить и ласкать ее.

Ведь наш общий друг, собака, не сообразит, как человек, чго если больше не дают лакомства, то и подходить не стоит. Уж если мы сумели закрепить действие свистка и зова — то это надежно.
Если собака, которая душит дичь, по зову хозяина бросит облаивать кошку на дереве, и сделает это за доли секунды, если подружейная собака гак же быстро подбежит к хозяину по его зову со стойки по тетереву, фазану или зайцу, если кобель бросит драку и прибежит к хозяину по зову, — вот это можно будет назвать полным успехом дрессировки.

После этого уже можно перейти к проработке следующих упражнений.

Надо еще указать на грубую ошибку, которую иногда допускают дрессировщики при отработке быстрого подхода собаки к хозяину.

Если собака русского спаниеля радостно бежит на зов хозяина, или же хозяин тащит собаку к себе на парфорсе, все равно ни в коем случае нельзя в это время давать вторую команду, хотя бы «лечь».
Это в корне неправильно и совсем не помогает собаке быстрее освоить навык быстрого подхода, наоборот, в дальнейшем, при подходе к хозяину, собака и без команды может лечь по дороге и не будет быстро бежать, она будет приближаться медленно, с опаской.

Действия собаки обуславливаются только ее опытом. Это надо правильно понять, иначе произойдут ошибки, которые будет очень трудно исправить.

Радостный зов заставляет собаку бежать быстрее к хозяину, от которого она получит лакомый кусочек (по крайней мере, в течение первых недель дрессировки), и даже, если собаку тащат на парфорсе, лакомый кусочек, который она получит, когда сядет перед хозяином, быстро вернет ей хорошее настроение. Собака поймет, как это приятно,быстро подбежать к хозяину.

Если собака хорошо идет на зов, но не только на зов хозяина, а даже на зов любого чужого человека, то от этого ее надо отучить.

Расставьте 4-5 помощников, незнакомых собаке, на пути, но которому хозяин поведет собаку. Каждый из помощников должен подзывать к себе собаку и доставлять ее какую-нибудь неприятность: от удара газетой по носу до серьезного причинения боли, в зависимости от силы и характера собаки. Одновременно с зовом помощников хозяин должен дать команду «нельзя». Когда, получив неприятность от помощника, собака подбежит к хозяину, ее надо встретить ласково, похвалить и приласкать.
При повторении такого упражнения у собаки выработается враждебное отношение к чужим, которые ее подзывают. Она будет рычать на них, лаягь, волосы на спине будут становиться дыбом, — все это надо одобрять: «так, хорошо»; однако не следует допускать, чтоб собака перешла в нападение; в этом случае ее следует одернуть на сворке.

Приучение к выстрелу

Все охотничьи собаки, как правило, выстрела не боятся и специального приучения к нему не требуют. Исключение представляют собаки трусливые, тормозные, со слабой нервной системой, весьма болезненно реагирующие на сильные звуковые раздражители. Такие собаки являются неполноценными для охоты и племенных целей, так как приучить их к безразличному отношению к выстрелу очень трудно, а при использовании их для племенных целей получается потомство с такой же слабой нервной системой. Собак такого типа поведения следует заранее, не менее как за месяц до начала охоты, начать приучать к выстрелу. Для этого полезно использовать стенд, где производится стрельба по тарелочкам. В начале приучения располагаются с собакой не ближе 150 м от стрелков. После каждого выстрела или дуплета собаку оглаживают и дают ей кусочек «лакомства». Постепенно, после многократных повторений, у собаки звук выстрела превращается в условный пищевой раздражитель. Поэтому после выстрела собака начинает повиливать хвостиком и тянуться к дрессировщику за «лакомством». После этого с собакой начинают приближаться к стрелкам, постепенно сокращая расстояние до 20—25 шагов.

Чтобы у собаки повысить жадность к «лакомству» и этим облегчить и ускорить ее приучение к выстрелу, не надо кормить ее перед выходом на стенд.

Дрессировка русских охотничьих спаниелей. Команда «лежать»

Даже между самками у диких собак бывают драки, иногда со смертельным исходом.
Когда один из противников видит, что ему приходится туго, он ложится — положение полной приниженности и беззащитности — это спасает побежденному жизнь, так как в большинстве случаев победитель щадит лежачего. Подобную картину можно наблюдать при встрече собак на улице: боязливая собака, с мягким характером, еще только завидев издали большую собаку, даже не дожидаясь драки, сразу ложится, принимает приниженное положение побежденного, после этого уже драки не бывает.

Для того, чтобы уложить собаку русского спаниеля, дрессировщик поднимает руку, как для удара, произнося команду: «лечь!».

Здесь используется прирожденная склонность собаки — лежачее положение избавляет ее от бед, оно обеспечивает покой и неприкосновенность. Это условие необходимо всегда соблюдать: никогда нельзя бить собаку в положении лежа, так как после этого у нее останется только одно средство спасения — бегство. Если собаке придется раз или два спасаться бегством от неприятностей, от которых ее не избавляет лежачее положение, то врожденное понятие о безопасности в положении лежа будет уничтожено навсегда.

Четкое, безотказное и моментальное исполнение команды «лечь!» по вибрирующему свисту, жесту или словесной команде вблизи и на расстоянии является безусловно самым необходимым навыком, основой всей дрессировки.

Пока собака русского спаниеля не усвоит этот навык безукоризненно, ее нельзя выводить в поле, без этого немыслима необходимая для охоты дисциплина, спокойное поведение собаки, если рядом выскочит зверь или вылетит птица, спокойствие после выстрела, правильная стойка, укладка собаки, если она погонит, замедление слишком быстрого хода.

Собака уже знает эту команду со щенячьего возраста, она исполняет ее, но это исполнение надо закрепить так, чтобы оно стало момен­тальным и безотказным и чтоб собака оставалась в лежачем положении до следующей команды. Очень просто научить щенка ложиться по команде в комнате и в таких местах, где его никто не отвлекает, для этого потребуется всего несколько дней. Взрослая, но еще не воспитанная собака, тоже быстро приучится ложиться, если, дав команду: «лечь!», прижать ее к земле или заставить лечь при помощи парфорса, одновременно ударив по спине плеткой. Однако, чем дальше будет находиться собака от хозяина, тем хуже она будет слушаться, особенно уйдя из вида хозяина. И, вообще, это еще не настоящая дисциплина; если вблизи от собаки сорвется заяц, кошка или олень, — ее первая дичь, нельзя ожидать, что она на слово послушается команды «лечь», — безусловно, этого не будет, — собака погонит зверя. Только полный профан может рассердиться за это на собаку. В этом случае стоит только порадоваться горячему темпераменту собаки, подождать, пока кончится гон, затем подозвать собаку и взять ее на сворку. Надо привязать к парфорсу длинную сворку некогда выскочит заяц, дать команду «лечь!», усилить ее жестом и дернуть за парфорс.

Это способ, как приучить 4 — 7-месячного щенка русского спаниеля моментально и безотказно ложиться по команде. Надо понять, что это еще совсем не натаска по дичи, просто для выработки безотказности навыка необходимо отрабатывать его и в присутствии дичи, т. е. самого сильного отвлекающего соблазна, иначе не будет безотказности в выполнении команды «лечь!».
Охотник, который не обеспечит такой дрессировки, а будет ждать для этого случая, когда заяц сам неожиданно выскочит на охоте, — такой охотник испортит охоту и себе, и собаке и никогда не добьется безотказного исполнения команд.

Выработка у собаки русского спаниеля навыка ложиться при виде убегающей дичи имеет и второе значение — подготовить к работе со стойкой. Если собака приучена ложиться при виде удаляющейся дичи, то, почуяв ее запах, она остановится, чтоб не спугнуть дичь. Поэтому ходите как можно чаще с молодой собакой в те угодья, где много зайцев, и укладывайте ее при каждом выскочившем зайце. Необходимо еще раз подчеркнуть, что этот навык — решающий, самый необходимый из всех навыков, даваемых дрессировкой.

Уже через несколько дней после начала таких упражнений мы впервые увидим, как собака, которая бежит впереди на длинной сворке, ляжет, зачуяв зайца, или же остановится, замрет на месте, втягивая ноздрями воздух; тогда надо самому пройти вперед, поднять зайца и, когда он выпрыгнет, резко и властно скомандовать «лечь!», подняв одновременно руку.

Надо несколько раз обойти вокруг лежащей собаки русского спаниеля, потом подойти к ней, взять за короткий поводок, скомандовать «рядом» и только после этого можно будет приласкать и похвалить собаку, дать ей любимое лакомство.

Таким образом, до сознания собаки доходит, что она избежала боли, не бросившись преследовать дичь, да еще ее хвалит и угощает хозяин, что ей очень приятно. Собака поступает так, как ей подсказывает опыт.

Собака русского спаниеля ничего не делает «из любви к хозяину».
Дрессировщик должен хорошо понимать, как собака восприни­мает явления, как реагирует на них; если он будет ждать от собаки логического мышления, как у человека, то он ничего от нее не добьется.

Дрессировщик сможет выработать у собаки нужные ему стойкие и безотказные навыки, если сам научится в совершенстве понимать собаку, потому навыки и будут безотказные, что при их выработке правильно используются прирожденные свойства и склонности собаки — одним принуждением этого не достигнуть.

Вернемся к тому, что наш питомец русского спаниеля уже после нескольких упражнений будет ложиться по команде, когда мы находимся рядом с ним или же ведем его на сворке; он даже не будет вставать, пока мы стоим около него с поднятой рукой. Однако стоит от него отойти, и он встанет сразу же или через некоторое время.

Как воздействовать на собаку в этом случае? Там, где мы обычно гуляем с собакой, выберем несколько мест, удобных для того, чтоб можно было закрепить ушко, с продернутой через него веревкой. Подойдя к такому месту с собакой, идущей рядом, дадим команду «лечь» и, по возможности незаметно, пристегнем к парфорсу карабин закрепленной веревки. Теперь надо отходить от собаки вдоль веревки от парфорса, спиной вперед, лицом к собаке, при первых упражнениях — медленно, потом — быстрее. Конечно, когда хозяин начнет отходить , собака встанет, чтоб идти за хозяином; тогда надо скомандовать «лечь!» или дать вибрирующий свист, поднять правую руку, и одновременно или через долю секунды дернуть за парфорс. Как только собака ляжет, надо отпустить парфорс. «Лучше лежать, это не больно’,’ — «подумает» собака ; по ее понятию, боль причинил не хозяин, просто боль возникла сама при непослушании; такой метод дрессировки не заставит собаку бояться своего хозяина. Нельзя применять цепочку для бросания или горсть дроби вместо парфорса. Такая мера хороша для того, чтобы напугать собаку, после этого собака побежит под защиту хозяина, а нам, в данном случае, требуется как раз, чтоб собака не покидала своего места. Здесь надо обратить внимание на то, что собака не должна знать, что она привязана, т. е. надо оставлять короткий конец веревки, от пар­форса до кольца крепления около 2 — 3 метров, тогда собака сможет сделать 2 — 3 шага перед тем, как будет опрокинута парфорсом и подтянута на прежнее место, после чего она убедится, что существует такая сила, которая причиняет ей боль, если она не слушается хозяина; эта боль прекращается, как только собака займет первоначальное лежачее положение. Веревка должна свободно проходить через кольцо, на ее конце не должно быть никакой петли, которая может зацепиться за кольцо, когда собака побежит на зов дрессировщика, где следует ее приласкать и дать лакомство.

Перед зовом не надо подходить к собаке и отцеплять карабин, достаточно бросить конец веревки, проходящей через ушко, — ведь собака должна «думать», что она не привязана. До начала этого упражнения приучите собаку ходить с длинной,волочащейся за ней, привязанной к парфорсу веревкой. Еще удобнее проделать это упражнение, если за конец веревки будет дергать хорошо спрятавшийся помощник, ему будет удобнее следить за попытками собаки встать. Надо только, чтоб ветер дул от собаки к помощнику, так как, если собака зачует помощника, то поймет, что все неприятности исходят от него,и упражнение пойдет насмарку.

Некоторые собаки русских спаниелей так хорошо разгадывают присутствие очень хорошо спрятанного помощника, что для человека даже непонятно, как это им удается. Для одной овчарки пришлось тянуть веревку к помощнику на балкон здания, все остальное собака разгадывала, а тут, раз веревка шуршала по земле, ей не пришло в головку, что ее тянут сверху. Очень хорошо проделывать это упражнение с охотничьими собаками, находясь на вышке; у подножья вышки можно вбить кол с кольцом, через которое пройдет веревка, и с вышки можно дергать за веревку, когда собака встанет. Это будет совсем бесшумно и всегда во-время, даже при этом не надо давать никакой команды. Когда хозяин через несколько часов спустится с вышки, собака встретит его с большой радостью.

Лежащую собаку русского спаниеля нельзя ласкать или хвалить, так как при этом она обязательно встанет и подойдет к хозяину; приласкать и похвалить ее надо, когда она подойдет на зов. Если уложенная по команде собака встанет раньше, чем ее позовут, и она не на сворке, то ни в коем случае нельзя угрожающе идти ей навстречу, или же наказать ее, когда она подойдет. Собака поймет, что хозяин рассержен за то, что она подошла к нему, а не за то, что она встала без команды. В другой раз она все равно встанет, но к хозяину не пойдет. В этом случае надо спокойно встретить собаку, взять ее на короткую сворку, и при этом незаметно прицепить еще и длинную сворку, и с ее помощью проводить занятие, как уже было указано, долго и терпеливо, вводя постепенно новые и все более сильные отвлечения. Навык лежать можно считать отработанным, если собака в погоне за кошкой, проскакав уже 30 -40 метров, ляжет по команде моментально как подкошенная и будет лежать до следующей команды. После этого можно считать, что навык отработан, но не закреплен. Его необходимо закрепить систематической тренировкой. Я вообще не люблю ука­зывать срока, за который можно отработать тот или иной навык. Но в этом случае, при отработке безотказного исполнения команды «лечь», считаю необходимым отметить, что меньше чем за 3 — 4 недели ежедневных, регулярных, систематических занятий этого добиться нельзя.

Многие собаки русского спаниеля в процессе обучения путают команды «сядь» и «лечь», т. е. по команде «лечь» садятся и наоборот. Для того чтобы они их различали, надо эти команды давать одну за другой, очень четко, подтверждая их жестами. При команде «лечь» мы одновременно с рывком поводком вниз угрожающе поднимаем руку, как для удара, а через 10 секунд после этого почти нежно произносим команду «сядь», поднимая голову поводком и протягивая собаке лакомый кусочек, — это уже не нриниженное положение побежденной собаки, а положение для отдыха; еще через 10 секунд надо снова уложить угрожающим жестом воспитанника, стоя очень близко, совсем рядом с ним, даже почти над ним, абсолютно неподвижно, с угрозой во взгляде — совсем как дикий вожак его предков; после короткой выдержки в положении лежа, надо снова ласково усадить питомца, придерживая его указательным пальцем, чтоб он не встал. После этого отцепить сворку и дать собаке полную свободу, чтоб она могла вволю набегаться и напрыгаться.
Следите за тем, чтоб при занятиях не было злоупотребления принуждением, слишком долгих уроков и лишней резкости.

Умелая смена принуждения и свободы, работы и отдыха очень полезна для собаки и обеспечивает хороший успех дрессировки.

Последнее важное указание при отработке команды «лечь»: каждый дрессировщик должен использовать любую возможность стрелять по дичи, вороне или вредному хищнику в присутствии своей молодой собаки, идущей рядом на сворке, чтоб этот выстрел тоже служил для нее командой «лечь».

Таким способом легче всего добиться, чтоб собака вела себя спокойно как до выстрела, пока хозяин целится, так и после выстрела, даже, когда дичь падает и бьется. Тогда отпадет надобность в упражнениях с сильным принуждением, о которых очень много пишут и которые очень многие применяют для того, чтобы собака ложилась по выстрелу.

Дрессировка русских охотничьих спаниелей

Под дрессировкой собак русских спаниелей понимается приучение их выполнять или прекращать какие-либо определенные действия по сигналам дрессировщика. Научной основой методики дрессировки собак является учение академика И.П. Павлова о высшей нервной деятельности (поведении) животных.

В свете этого учения дрессировка русского спаниеля представляет собой процесс выработки условных рефлексов или установление временных связей в коре больших полушарий головного мозга собаки.

Все действия собаки представляют сложные безусловные и условные рефлексы.
Безусловные рефлексы, иначе называемые инстинктами, являются врожденными. К ним у собаки относятся: ориентировочный, пищевой, оборонительный, половой и родительский инстинкты.
Условные рефлексы также представляют собой сложные действия собаки, но в отличие от безусловных рефлексов они являются не врожденными, а приобретенными, т.е. выработанными собакой в процессе ее жизни. Действия собаки, выработанные в процессе ее жизни и закрепленные многократными повторениями, называются навыками. У собаки навыки могут вырабатываться самостоятельно, без участия человека и с его участием. Навык, выработанный у собаки в процессе дрессировки, принято называть приемом.

Следовательно, дрессировка представляет собой выработку у собаки навыков или приемов.

Рефлексы проявляются у собаки при наличии соответствующих раздражителей. Раздражителями называются любые воздействия внешней и внутренней среды организма, которые вызывают ответное действие.

Раздражители подразделяются на безусловные и условные.

Безусловные раздражители своим воздействием вызывают у собаки проявление безусловных рефлексов или инстинктов. Так, например, каждый новый для собаки раздражитель — звук, запах или вид предмета — вызывает у нее проявление ориентировочного рефлекса в виде прислушивания, принюхивания или всматривания. Раздражитель, физически воздействующий на организм собаки и приводящий к болевому ощущению, вызывает у нее проявление оборонительного рефлекса, т.е. действий, направленных к самозащите в активной форме в виде нападения или в пассивной — в спасании бегством. Раздражитель внутренней сферы организма, например кровь, лишенная питательных веществ (голод), воздействуя на организм собаки, вызывает у нее проявление пищевого рефлекса. Гормон, выделяемый половыми железами, вызывает у нее проявление полового инстинкта и т.д.

Условные раздражители своим воздействием вызывают у собаки проявление условных рефлексов (навыков), выработанных собакой в процессе ее жизни.

Условными раздражителями в процессе дрессировки будут являться различные сигналы дрессировщика, на которые у собаки вырабатывается навык. Чтобы выработать у собаки какой-либо навык (прием), необходимо сначала подать сигнал (условный раздражитель), затем — безусловный раздражитель, который вызывает у собаки требуемое действие. Путем повторений у собаки вырабатывается сложный условный рефлекс — производить требуемое действие по одному сигналу (условному раздражителю). Следовательно, дрессировка основана на образовании у собаки условных рефлексов. Быстрота образования условных рефлексов у собаки зависит от ряда причин, главным образом от типа нервной системы, возраста, условий содержания собаки и др. В молодом возрасте, примерно от 6 месяцев до 2 лет, образование необходимых навыков у собаки проходит быстрее, чем в старшем возрасте. Выработка навыков у собаки ускоряется, когда она содержится около, человека, близко и часто общается с ним.

Методы отработки приемов

В дрессировке собак русского спаниеля применяются четыре различных способа выработки навыков или отработки отдельных приемов: вкусопоощрительный, механический, контрастный и подражательный.  Каждый  из  этих  способов  имеет  свои  положительные  и  свои отрицательные стороны. Выбор того или другого способа при дрессировке собаки зависит от ряда обстоятельств, как, например, от индивидуальных особенностей дрессируемой собаки, от приема, отрабатываемого у собаки, и пр.

Вкусопоощрительный способ отработки приема заключается в том, что дрессировщик при отработке какого-либо приема использует только пищевые раздражители.

Например, дрессировщик должен выработать у собаки способом вкусопоощрения навык — подходить к нему по команде. Для этого он производит следующие действия: сначала подает сигнал-команду «ко мне» (условный раздражитель), затем показывает собаке пищу (условный пищевой раздражитель), чем побуждает собаку подойти к нему, и после ее подхода отдает ей показываемую ранее пищу, подкрепляя этим безусловным раздражителем желаемое действие. После нескольких повторений у собаки вырабатывается навык подходить к дрессировщику по одному его сигналу-команде «ко мне». Способ вкусопоощрения широко применяется при отработке различных приемов у молодых и взрослых собак русских спаниелей. Механический способ отработки приема заключается в том, что дрессировщик при отработке какого-либо приема у собаки условный раздражитель сопровождает безусловным механическим или болевым раздражителем. Например, дрессировщик должен выработать у собаки механическим способом навык — садиться по сигналу. Для этого он производит следующие действия: вначале подает сигнал-команду «сидеть» (условный раздражитель), затем производит давление рукой на круп собаки (безусловный механический раздражитель), побуждая этим собаку сесть; давление на круп прекращает после посадки собаки. Путем повторений вырабатывается и закрепляется навык, в результате чего собака по одной команде, не сопровождаемой давлением руки, начинает садиться.

Механический способ имеет ограниченное применение в дрессировке собак. У спаниелей этим способом отрабатывается только команда «нельзя».

Контрастный способ отработки приема заключается в том, что дрессировщик условный раздражитель сопровождает безусловным механическим раздражителем, побуждая собаку совершить требуемое действие, после чего применяет безусловный пищевой раздражитель как средство поощрения собаки за выполнение сигнала.
Например, дрессировщик должен выработать у собаки контрастным способом навык — подход по команде. Для этого он подает команду «ко мне» (условный раздражитель), одновременно подтягивая собаку за поводок (безусловный механический раздражитель), побуждая этим собаку подойти к нему. После подхода собака поощряется кусочком пищи (безусловный пищевой раздражитель). После нескольких таких повторений у собаки вырабатывается прочный навык подходить к дрессировщику по одной команде «ко мне», без подтягивания за поводок. При настоящем способе факторами, побуждающими собаку к выполнению какого-либо приема, являются два контрастных, противоположных по своему значению, раздражителя: механический (болевой) и пищевой.

В результате воздействия двух различных по своему действию безусловных раздражителей у собаки спаниеля быстро вырабатывается необходимый навык. Выработанный этим способом навык является наиболее прочным. Контрастный способ — лучший из всех способов для отработки у собак целого ряда приемов, поэтому этот способ широко применяется при дрессировке охотничьих собак, в частности спаниелей.

Подражательный способ. В поведении собак можно наблюдать инстинкт подражания, который проявляется в форме целого комплекса различных действий, сходных с действиями другой собаки, производящей их на виду у первой.

Так, например, если одна собака с лаем набрасывается на человека, то и вторая собака, находящаяся невдалеке от первой, присоединяется к ней, подражая ее действиям. Это свойство одной собаки подражать в своих действиях другой широко используется в натаске, нагонке и притравке охотничьих собак, в том числе и спаниелей.

Раздражители, применяемые в дрессировке собак

Все раздражители, применяемые в дрессировке собак, подразделяются на условные и безусловные. Условными раздражителями являются все сигналы, подаваемые дрессировщиком при дрессировке собаки, а также во время охоты с нею. Сигналы являются основным средством для управления подготовленной собакой. Сигналы подразделяются на: команды, подаваемые голосом, жесты, подаваемые движением правой руки, и звуки, производимые свистком. Любой сигнал, подаваемый дрессировщиком собаке, превращается в условный раздражитель с момента начала выработки у нее на этот сигнал соответствующего навыка. Все сигналы должны быть неизменяемыми. Измененный сигнал для собаки является новым или безразличным раздражителем и не вызовет у нее нужного действия. Команды — это отдельные слова. Каждая команда состоит из строго определенного сочетания звуков и произносится всегда с четко выраженной интонацией. В дрессировке собак русского спаниеля применяются: интонация ласки, интонация приказания и интонация угрозы. Интонация ласки применяется для поощрения собаки после выполнения ею какой-либо команды. Для поощрения собаки служит восклицание «хорошо», которое всегда должно произноситься громко, протяжно и обязательно с интонацией ласки. Интонация приказания применяется в командах, требующих от собаки какого-либо действия. Такие команды, как, например, ко «мне», «сидеть», «лежать», «подать», «дай», «место», должны подаваться коротко, четко, не громко и обязательно с интонацией приказания. Интонация угрозы применяется в запрещающей команде «нельзя», а также в повторных командах. Безусловные раздражители применяются в дрессировке при начальной обработке приема. В дрессировке применяются безусловные раздражители двух видов: механические и пищевые. К механическим раздражителям относятся: давление руки дрессировщика на крестец или холку собаки, рывок за поводок и удар прутиком. Сила физического раздражителя должна всегда соответствовать росту, возрасту и характеру собаки. К щенку, молодой и взрослой робкой собаке применяются физические раздражители слабой силы. По отношению к взрослой, крупной и в особенности к злобной и упрямой собаке сила физического раздражителя должна увеличиваться. Во всех случаях излишне сильный физический раздражитель может вызвать у собаки торможение вырабатываемого действия или проявление оборонительного инстинкта. Пищевой раздражитель — «лакомство» — пища, более охотно поедаемая собакой. Хорошим «лакомством» являются мясо или баранки, порезанные небольшими кусочками. Чтобы пищевой раздражитель более сильно воздействовал на собаку, ее дрессировку всегда необходимо проводить до кормления или спустя полтора-два часа после кормления.

Средства воздействия дрессировщика на собаку

При воспитании щенка, при дрессировке, натаске и использовании взрослой собаки на охоте дрессировщик в зависимости от различных обстоятельств применяет различные средства воздействия. К таким средствам относятся: поощрение, принуждение и запрещение.

Поощрение. Применяется как средство воздействия на собаку за выполнение ею сигнала дрессировщика.

Поощрением для собаки, в зависимости от обстоятельств, может служить восклицание «хорошо», оглаживание рукой или дача кусочка «лакомства». Для того, чтобы восклицание «хорошо» и оглаживание собаки превратить в условный раздражитель, необходимо восклицание и оглаживание подкреплять кусочком «лакомства». После этого одно восклицание «хорошо» или оглаживание будет воздействовать на собаку так же, как и «лакомство». Если собака действительно четко выполнила сигнал дрессировщика, надо поощрять ее щедро, не скупясь. При правильном поощрении у собаки усиливаются привязанность и доверчивость к дрессировщику, что облегчает ее воспитание, дрессировку, натаску и использование на охоте.

Принуждение. Применяется как средство воздействия на собаку, когда она не выполняет сигнала дрессировщика, хотя на этот сигнал у нее имеется выработанный соответствующий навык. В зависимости от обстановки принуждением может быть рывок поводком или удар прутиком. Как правило, принуждение всегда применяется после повторной команды, поданной с угрожающей интонацией, в результате чего в последующем одна команда, поданная с угрожающей интонацией, будет воздействовать на собаку так же, как и непосредственное принуждение.

В применении принуждения необходимо соблюдать осторожность. Излишне сильное принуждение воспитывает у собаки боязнь к дрессировщику и одновременно ослабляет ее привязанность к нему. Наоборот, уклонение дрессировщика от принуждения, а также слишком слабая сила принуждения воспитывают недисциплинированную, непослушную собаку.

Запрещение. Применяется как средство воздействия на собаку для прекращения любого ее действия, нежелательного для дрессировщика. Для этого применяется команда «нельзя». Вначале эта команда сопровождается болевым раздражителем. В дальнейшем одна команда «нельзя», без подкрепления, будет воздействовать на собаку так же, как и рывок за поводок или удар прутиком, в зависимости от того, чем подкреплялась эта команда раньше. Четкое выполнение команды «нельзя» — один из признаков дисциплинированности собаки.

Наиболее часто встречаемые ошибки в дрессировке собак русского спаниеля Ошибки дрессировщика — это неправильные его действия при дрессировке собаки, из-за чего у собаки не вырабатывается нужный навык, а, наоборот, вырабатывается ненужный, нежелательный.

К ошибкам дрессировщика нужно отнести:

  • неправильное понятие о том, что собака способна понимать человеческую речь. В результате дрессировщик часто изменяет команды, на которые вырабатывает у собаки тот или иной новый навык.

    Так, например, команду «лежать» в одном случае он подает «лежать», в другом — «ложись». Для собаки каждая измененная команда является новым звуковым раздражителем. Поэтому затрудняется выработка нужного навыка, а если он уже был выработан, то в таких случаях не проявляется;

  • нарушение основного правила в выработке условных рефлексов. Ошибка заключается в том, что условный раздражитель не предшествует безусловному раздражителю, а следует после него.

    Например, дрессировщик сначала дает собаке рывок поводком, а затем команду «нельзя», в результате чего у собаки не вырабатывается навык прекращать свои действия по команде, которая при данном условии не может превратиться в условный раздражитель;

  • запаздывание с применением безусловного раздражителя. Эта ошибка состоит в том, что дрессировщик, отрабатывая у собаки какой-либо прием, вводит безусловный раздражитель спустя некоторое время после сигнала, в результате чего у собаки вырабатывается запаздывающий условный рефлекс. Например, дрессировщик, приучая собаку садиться по команде, долго медлит с подкреплением ее безусловным раздражителем — давлением руки на круп собаки. В результате этого у собаки долго не вырабатывается нужный прием, а когда он будет выработан, то получается запаздывающим;
  • грубое обращение с собакой задерживает у нее выработку требуемых навыков и
    воспитывает у нее недоверчивость и боязнь к дрессировщику;
  • чрезмерная ласка и постоянная игра с собакой резко снижают послушание собаки дома и на охоте.

    Все вышеуказанные ошибки являются главными методическими ошибками, наиболее часто встречающимися у молодых дрессировщиков. Каждый охотник-дрессировщик должен помнить, что терпение, настойчивость и ласка при дрессировке собаки обеспечат ему хорошего помощника на охоте.

Инвентарь для дрессировки
Для дрессировки спаниеля требуется следующий инвентарь удлиненный веревочный поводок длиною 15—20 м, толщиной 8 мм с карабином на одном конце и тремя узлами на другом, завязанными на расстоянии 0,5 м один от другого. Карабин служит для прикрепления поводка к ошейнику. Узлы на конце поводка предохраняют его от растрепывания, а также мешают его скольжению, когда дрессировщик наступает на него Удлиненный поводок используется для воздействия на собаку на расстоянии с целью закрепить команды «нельзя», «ко мне», «рядом» и «лежать», а также отучить собаку от гоньбы птицы после ее подъема.

«Строгий» ошейник применяется очень редко и необходим только при дрессировке упрямых собак. Свисток, однотонный, роговой или металлический, носится на шее на шнуре. Используется для подзыва и укладки собаки, когда она находится на большом расстоянии от дрессировщика. Поноски (матерчатая и деревянная) используются для приучения собаки русского спаниеля подавать предметы с суши и с воды. Прутик из лозы длиною 0,75 м. Необходим только в момент приучения собаки ходить рядом с дрессировщиком без поводка, а также при отработке команды «нельзя». Сумка для ношения «лакомства» носится на поясном ремне, с левой стороны туловища.

Инвентарь для дрессировки должен всегда содержаться в порядке, а после использования должен быть вычищен и убран.

Исправление недостатков дрессировки русского спаниеля

Основные недостатки дрессировки русских охотничьих спаниелей:

  1. Собака — гулена
  2. Собака, ворующая пищу
  3. Собака, гоняющаяся с лаем за велосипедом
  4. Собака, которая прыгает на своего хозяина
  5. Пустолайка
  6. обака, которая берет пищу от каждого
  7. Собака, которая бросается на своего хозяина
  8. Боязливая собака

Далее будет описан подробно каждый пункт по устранению определенного недостатка дрессировки у русского спаниеля.

1. СОБАКА-ГУЛЕНА

«Наш Лумпи опять где-то шатается, сегодня целый день его нет дома».
«Ладно, пусть он только вернется домой, он у меня узнает, почем фунт лиха». Очень часто хозяева рассуждают так или подобным обра­зом, в то время как их веселый Лумпи выбирает себе невесту, делает соответствующие внушения другим ее поклонникам, слишком назойливым, разбирает интересующие его следы, разнообразит свое меню на помойках и вообще занимается свойственными ему собачьими делами. А когда он в конце концов возвращается домой, то уже на большом расстоянии от дома его собачьи глаза становятся печальными. Он входит крадучись, поджавши хвост, с явными признаками страха. «Посмотрите, как он идет , — говорит хозяин, — знает, что виноват», и хозяин бьет своего Лумпи плеткой, а если у хозяина уж совсем нет никакого соображения, то ногой или рукой.

Этот хозяин (а ведь таких большинство) не имеет ни малейшего понятия о том, что когда он больно бьет собаку, то его собака не понимает, что получает побои за свое жениховство, за те замечательно вкусные, тухлые кости, которые она съела на помойке, за то, что она шла по следу зайца; ведь все это было так хорошо, так приятно, так естественно, так чисто по-собачьи, что она и не знает, что можно было поступить как-то по-другому и при первой представившейся возможности она обязательно все это повторит; и она твердо запомнит, что домой приходить — плохо; дома, за приход ее очень больно бьет хозяин. Гулять хорошо, а вот вовращаться — одно горе, «думает» собака, У нее битье ассоциируется только с возвращением домой. И все-таки голод и собачья привязанность к человеку, к ее вожаку, гонят ее домой, несмотря на битье, к ее тупому хозяину, который называет это верностью, который неспособен понять, что не все мыслят так, как он, а уж собака в особенности.

Но как же отучить от бродяжничества Лумпи? Лумпи совсем испортил свои отношения со старым хозяином и его продали другому, который умеет обращаться с собаками. Новый хозяин ежедневно уделяет время занятиям с Лумпи, долго гуляет с ним, конечно, на сворке, кормит хорошо, ласкает его. И через весьма короткое время Лумпи начинает, действительно, признавать своего хозяина. Никакой «верности» старому хозяину, так как новый вожак оказывается для Лумпи значительно более привлекательным, хоть он и строгий; он воспитывает с большой любовью, но по системе «кнута и пряника». Наконец Лумпи выпускают во двор без привязи. В заборе — большая дыра, а за забором — приятель Лумпи, задорный пес, с лаем гонится за велосипедистом. Лумпи не может противиться искушению, он ныряет через дыру и присоединяется к лающему товарищу. В это время хозяин кричит «нельзя», а помощник резким броском осыпает Лумпи дробью, на спину падает звенящая цепочка. Не так больно, как страшно и неприятно. Лумпи устремляется обратно во двор, через ту же д­ру в заборе, «спасайся, кто может». А из дома его ласково зовет хозяин: «Лумпи, сюда!» и Лумпи получает лакомство и ласку. ‘Как хорошо быть у хозяина, а на улице очень страшно», такой «вывод» твердо запечатлевается в сознании Лумпи — ведь он сделан на основании собственного опыта.

Для некоторых собак хватает одного такого урока, а для более толстокожих приходится урок повторять и даже усиливать воздействие на собаку. Можно наехать колесом велосипеда на лапу, сам велосипедист должен бросить в собаку цепочку и громко крикнуть «домой!». Дома — зов, как всегда — похвала и лакомство, собаку кормят, играют с ней, выходят на прогулку и тоже играют и дают лакомство.

Существует еще много способов для достижения той же цели; скажем, можно приладить у отверстия в заборе падающую на собаку поперечную перекладину (не тяжелую, чтоб не повредить собаке), можно выпускать собаку с парфорсом и 30-метровым шнуром; когда она захочет уйти, следует сказать «нельзя» и дернуть за шнур. При возвращении собаки, как всегда, нужна похвала и лакомство, после этого — прогулка на привязи. Все способы ведут к одной цели, дока­зать собаке «на ее собственном «языке»,т. е. так, чтоб это было ей понятно, что для нее очень неприятно убегать от хозяина, зато очень приятно слушаться и не покидать его, так как он удовлетворяет все потребности собаки: вкусно кормит, гуляет с собакой, играет с ней.

Описанные способы можно применять для испорченных собак, с которыми долгое время неправильно обращались их хозяева.

Очень многие приучают собак открывать двери, так как это очень просто и некоторым кажется интересным. Не следует этого делать. Обученная так собака не останется в комнате одна, она будет выходить из комнаты и, если другие двери не заперты, то и из дома. Если же дверь запереть, то собака будет ее царапать и портить.
Вообще не стоит приучать охотничью собаку к разным ненужным фокусам, как, например: «умри», «служи» и т. д. Это несерьезное отношение к собаке; обычно собаки, проделывающие всякие фокусы, имеют весьма плохую общую дисциплину, так как на нее хозяин обращает недостаточное внимание.

2. СОБАКА, ВОРУЮЩАЯ ПИЩУ

Когда собака съедает что-нибудь, что она сама сумела себе добыть (все равно где, хоть на столе, хоть на буфете), она не чувствует себя вором, она просто ест вкусное. Как кормится волк? Ему приходится с большим риском выхватывать овцу из стада или пробираться за ней в хлев, бывает, что в волка стреляют, даже убивают. И такие условия еды для него обычны; тихо и мирно поесть ему не удается, таковы условия его существования.

Собака произошла от волка, это прирученный хищник, поэтому для нее естественно съесть пищу, если она заманчиво пахнет, независимо от того, где она лежит, плохого в этом она не видит. Человеческие условности, что стол и буфет неприкосновенны, собаке неизвестны. А человек, приписывающий и собаке знание своих условных понятий, говорит «бессовестный Дружок, как ему не стыдно воровать, ведь я так об нем забочусь»; а Дружок не задается вопросом, для кого приготовлена еда, для него или для хозяина, он просто чувствует, что очень вкусно пахнет, — и ест. Он не знает, что это нехоро­шо, так как в момент поедания с ним не случается никакой неприятности, наоборот, это очень приятно, значит — хорошо. Вот со стороны хозяина неправильно оставлять еду там, где ее может достать со­бака, и, таким образом, приучить ее воровать.

Многие хозяева совершают такую ошибку: не накормив сначала собаку, садятся сами к столу и во время обеда оставляют собаку рядом, тогда у собаки начинает капать слюна. Давать кусочки со стола тоже в корне неправильно и недопустимо, так как собака привыкает думат, что на стол ставится и ее доля, и,когда сильно проголодается, может взять ее сама, ведь со стола доносится запах той еды, которую ей давали. К такому воровству ее приучает сам хозяин, очеловечивая ее; «моя собака отлично все понимает». Совершенно необходимо во время обеда и вообще во время любой еды укладывать собаку на место, а если она не будет там лежать добровольно, то следует сажать ее на это время на цепь.

Для того, чтобы отучить собаку воровать пищу со стола, надо дать ей почувствовать какую-нибудь неприятность в то самое мгновение, когда она берет эту пищу. Особенно важно, чтобы эту неприятность причиняла сама пища, а не хозяин.

Если хозяин ударит собаку в нужный момент плеткой, то собака, в его присутствии, уже не будет воровать, а без хозяина — будет. Можно добиться положительного результата, бросая в собаку цепочкой с окриком «нельзя» или одергивая ее на парфорсе; в этом способе тот же недостаток; в присутствии хозяина собака ничего не тронет, а спрятаться от нее в своей квартире невозможно — ведь она зачует. Поэтому необходимо создать такую ситуацию, чтобы неприятность исходила от самой еды, во-первых, это много эффективнее и, во-вторых, не заставит собаку бояться своего хозяина. Присутствие хозяина, его запах, его вид, его голос, все должно вызывать у собаки всегда только радость, а не страх и недоверие.

Всего лучше поставить мясо на столе на падающую ловушку, которая ударит собаку. Такой способ очень хорош для того, чтоб отучить собаку подбирать всякую тухлятину и прочую дрянь с земли. Расставляются ловушки, наживленные соблазнительными для собаки приманками,и хозяин выводит собаку гулять в это место. Можно также подбросить собаке порядочный кусок мяса (такой, чтоб она сразу не могла всё проглотить), начиненный перцем или эфиром в резиновом мешочке. Можно добиться шумового эффекта в тот момент, когда собака схватит кусок, но охотничья собака может после этого начать бояться выстрела, так, что лучше не рисковать. Можно привязать кусок мяса или кость резиной, которая, сокращаясь, ударит этой костью собаку, то это тоже помогает. Исключительно хорошее действие — когда на собаку с потолка летят камешки и звенящая цепочка в тот момент, когда она прикасается к мясу. Это просто сделать при помощи веревки. Даже не обязательно, чтоб камешки попали в собаку — достаточно одного испуга.

3. СОБАКА, ГОНЯЮЩАЯСЯ С ЛАЕМ ЗА ВЕЛОСИПЕДОМ

Если собака с лаем гонится за велосипедами, наденьте на нее парфорс на длинном шнуре и, кроме этого, пристегните короткий поводок. При приближении велосипедиста надо отпустить собаку с короткого поводка, чтоб она считала, что она на свободе и бросилась бы к велосипедисту. Когда собака подбежит к нему — рывок парфорсом, зов хозяина, и будет весьма кстати, если велосипедист сумеет попасть в нее цепочкой или горстью дроби; такой комплекс воздействий даст прекрасный результат, хотя помогает даже только бросок цепочкой или рывок парфорсом, по отдельности.

Замечено, что многие дворняжки прекрасно знакомы с правилами уличного движения, умело лавируют между машинами, не попадая под них. Некоторые из них, не хуже людей, перед тем, как пересечь улицу, смотрят сначала налево, а дойдя до середины улицы, направо. А замечательные чистопородные собаки, которых хозяева по большей части не спускают со сворки, сразу попадают под машину, если их выпустить на волю. Почему это? Может быть, дворняжки умнее? Ничуть не бывало, просто, бегая свободно, они имеют возмож­ность приобрести опыт, что машина причиняет боль, и, если их при столкновении с ней не задавит на смерть, то они уже будут остерегаться машины.

Хозяину собаки не стоит ждать, когда его собака попадет под машину; надо договориться, чтобы водитель машины, подъехав на тихом ходу поближе к собаке, хорошенько стегнул бы ее плеткой или бросил в нее цепь или дробь, или то и другое вместе. Через несколько таких уроков собака начнет панически бояться машины. Тогда хозяину надо будет водить собаку мимо машин на сворке, оглаживая, успокаивая и давая лакомство.

4. СОБАКА, КОТОРАЯ ПРЫГАЕТ НА СВОЕГО ХОЗЯИНА

Прыжками на хозяина собака выражает свою радость; это ее самое сердечное приветствие. Но, все-таки, для хозяина это нежелательно, особенно при грязи на улице.
Нельзя ударить плеткой радостно подбегающую для встречи собаку; ее надо принять тоже радостно, с одобрением; когда же она встанет на задние лапы и передними обопрется на грудь хозяина, надо наступить ногой на ее заднюю лапу, конечно так, чтобы не повредить ей, а только причинить небольшую боль. Когда она взвизгнет и отпрыгнет, надо ее приласкать, усадить. Трех-четырех раз вполне достаточно. В дальнейшем собака при встрече с хозяином будет исполнять радостный танец вокруг него, на расстоянии приблизительно метра. Это можно допускать первое время, а потом подзывать собаку вплотную, усаживать ее и давать лакомство. Необходимо, чтоб на ла­пы наступали все знакомые, на которых она прыгает, иначе она перестанет прыгать только на одного хозяина.

5. ПУСТОЛАЙКА

Чтобы отучить собаку лаять на прохожих, на собак, на велосипе­дистов, ее, находящуюся на цепи во дворе или в саду, надо по команде уложить и при ее попытке броситься с лаем к прохожим одернуть парфорсом или бросить в нее цепью и снова уложить. Можно гулять с ней на сворке вдоль забора, одергивать ее парфорсом и говорить «нельзя».

Многие хозяева бывают недовольны, что при появлении гостей их собака лает, несмотря на все запреты и окрики хозяина, и довольно долгое время из-за этого шума не слышно ни одного слова. А ведь работы одного дня было бы вполне достаточно, чтобы в течение всех последующих лет совместной жизни хозяин жил душа в душу со своей собакой и не имел бы поводов сердиться на нее. Для этого сделайте следующее: уложите собаку на место и добейтесь, чтобы она не покидала его. Как только собака будет выходить, бросьте в нее цепочку, и она скоро поймет, что хорошо и спокойно ей только на ее месте. После этого следует привязать ее на месте, надеть на нее парфорс, прицепить к нему длинный шнур, пропущенный через кольцо, при­вернутое около места собаки, на конце шнура сделать петлю и поместить его у кресла хозяина так,чтоб за него легко было ухватиться. Когда послышатся шаги на лестнице, какой-нибудь шум или звонок, то надо подзадорить собаку: «Кто это? чужие?» собака начнет лаять. Когда в комнату войдет гость, а собака будет продолжать лаять, надо строго сказать «нельзя» и резко дернуть за шнур с парфорсом. Если дернуть не резко -нужного действия не будет. Заранее договоритесь о том, чтобы в этот день было много разных посетителей.

Случается, что собака, оставленная дома одна, так воет и лает, что соседи жалуются.
Это можно исправить следующим образом: привязать собаку на ее месте на цепочке, надеть парфорс, провести от него длинный шнур через какое-нибудь отверстие или щель в двери, в коридор или кухню или другие достаточно удаленные от собаки помещения, где она не зачует человека; там должен спрятаться помощник. Хозяину следует уйти, громко топая на лестнице, а помощник будет дергать за шнур, как только собака начнет выть или лаять, и говорить «нельзя», а потом «на место». Этот метод очень эффективен при его правильном применении.

Приведу еще один пример дрессировки с парфорсом и шнуром. Некоторые собаки очень сильно лают на чужих и хватают их за ноги (шпицы, фокстерьеры). С ними следует поступать следующим образом: в условленное время надевать парфорс со шнуром и ждать, когда постучат в дверь. Пусть собака лает, заставьте ее дать голос на стук, так как нам требуется бдительная собака; а перед тем как открыть дверь, надо позвать собаку «сюда» и потянуть за шнур на парфорсе. Потом скомандовать «сядь!», дать немного посидеть и затем медленно подойти к двери вместе с собакой, не давая ей лаять. У самой двери собаку надо снова усадить, при помощи парфорса не давать ей бросаться и лаять на посетителя, когда он входит. После этого все должны войти в комнату, и собаку надо уложить. Через несколько минут ее можно будет отпустить. Таким способом мы воспитаем собаку, всегда оповещающую о приближении чужих и не бросающуюся на них без команды.

6. СОБАКА, КОТОРАЯ БЕРЕТ ПИЩУ ОТ КАЖДОГО

Для полного успеха дрессировки требуется, чтобы собаке давали корм не более чем два человека и всегда из одной и той же посуды и чтобы она брала еду по команде. Каждый раз, когда собака откажется брать корм у чужого, хозяин должен сам дать ей какие-нибудь другие лакомства (не те, которые предлагал чужой).

  1. способ. Помощник подманивает собаку куском мяса на вилке, а когда собака хочет взять мясо, шлепает ее по носу ручкой вилки. В это время ее зовет хозяин, дает ей кусок мяса и хвалит собаку, пока она ест мясо.
  2. способ. Помощник надевает кусок мяса на иглу так, чтобы игла торчала примерно на 1 см, и, когда собака попытается взять мясо, по­мощник хорошо рассчитанным движением должен слегка царапнуть ей морду. Хозяин должен вести себя, как уже было указано.
  3. способ. Помощник дает собаке большой кусок мяса, начиненный перцем; кусок должен быть такой величины, чтобы собака не могла его сразу проглотить, а сначала раскусила бы.
  4. способ. Помощник дает собаке мясо, наживленное в захлопывающемся капкане. Если помощник ударит плетью или прутом собаку в тот момент, когда собака захочет взять из его рук мясо, то это будет неправильно, так как совершенно нежелательно, чтобы собака начала бояться чужих.

В тот момент, когда собака хочет взять пищу из рук чужого, хозяину не рекомендуется одергивать собаку за парфорс, так как при таком обучении собака не будет брать пищу от чужих только при хозяине.
Встречаются и такие собаки, особенно среди крупных пород, которые вытянутую руку чужого считают вызовом для себя и накидываются на чужака; таким собакам надо надевать намордник.

7. СОБАКА, КОТОРАЯ БРОСАЕТСЯ НА СВОЕГО ХОЗЯИНА

Достаточно хозяину испугаться своей собаки хоть раз, когда она зарычит, и собака поймет свое превосходство, она будет бросаться на хозяина и кусать его. Если такие отношения закрепятся на несколько лет, то не исключена возможность, что некоторых собак не удастся исправить даже самому квалифицированному дрессировщику. Если схватиться вовремя, пока собака молода, тогда такую ошибку можно еще исправить. Пример: 6-ти-месячный спаниель с большим азартом по зверю (догонял и рвал кошек) не хотел открыть пасть для того, чтоб туда вложили предмет для аппортировки; огрызался на хозяина, даже хватал его за руку зубами; следовало не обратить на это внимание. Если собака не в руках и она не на сворке, то она или убежит, или укусит, когда на нее замахнутся. И то, и другое нежелательно, так как в первом случае из нее выйдет пугливая собака, а во втором — собака, кусающая хозяина. Через некоторое время надо надеть на собаку парфорс и сворку и повторить все снова. Когда собака начнет огрызаться, следует резко дернуть за парфорс, положить собаку на пол, прижать хорошенько, сжать ей горло не сильно, но достаточно для того, чтобы она открыла пасть,и тогда всунуть ей предмет для аппортировки.

Скажите «аппорт», погладьте собаку, приласкайте и сядьте к ней на пол. После этого собака поймет, что ее сопротивление приносит ей боль, а как только она откроет пасть — боль проходит; ее ласкают и дают лакомство. Подчеркиваю еще раз: что бы собака ни сделала, каких бы бед ни натворила, собаку можно бить только в том случае, если она привязана, т. е. если созданы условия для полной победы хозяина, для полного и безоговорочного подчинения собаки, иначе ее лучше не трогать. Для успеха в данном случае самым необходимым условием является полный успех именно первого вмешательства дрессировщика.

Сильным собакам, с которыми трудно справиться, надо надеть намордник.
Если с собакой невозможно справиться и в наморднике, то следует к концу крепкой палки, длиной с палку щетки, прикрепить цепь из 4-х звеньев с сильным карабином на конце. Для усиления действия надо остричь шерсть на шее собаки, надеть парфорс, прицепить к нему палку за карабин, и собака будет закреплена,как медведь, которого водят на такой же палке, прикрепленной к кольцу в носу; только для собаки это кольцо заменено парфорсом. На уровне пола следует надежно закрепить крюк, за который можно будет зацепиться одним из 4 звеньев цепи. На этом месте надо спровоцировать собаку на непослушание и тогда, уложив ее при помощи палки, зацепить за крюк одно из звеньев цепи так, чтоб собака не могла встать. Преимущество этого способа в том, что дрессировщик стоит перед собакой, не прикладывая к ней рук, т. е. не отпугивая ее от себя, и спокойно уговаривает ее, а боль повергает собаку на пол именно в тот момент, когда она не слушается, боль не прекращается, пока дрессировщик не освободит собаку. Некоторых собак приходится оставлять в таком положении около часа. А когда дрессировщик освободит собаку и приласкает ее, она уже признает в нем своего хозяина и будет подчиняться ему.

Таким способом можно добиться послушания собаки в наи­кратчайший срок, и собака будет любить своего хозяина,а не бояться.
Если приходится дрессировать совсем невоспитанную взрослую крупную и сильную собаку, то перед тем, как ее уложить, надо ее хорошенько утомить, дать ей набегаться, можно заставить бежать рядом с велосипедистом; после этого усталая собака и сама захочет лечь; надо дать команду «лечь», а также применить парфорс и плетку, чтоб навязать собаке свою волю. Этот прием — утомить собаку перед дрессировкой применяется очень часто. Утомленную собаку легче заставить идти рядом, как на сворке, так и без нее, а также заставить садиться, ложиться. Ее сопротивление будет меньше, чем когда она не утомлена, полна сил. Когда утомленная собака хорошо выполняет команды, хорошо знает, что от нее хотят, тогда мы потребуем от нее выполнения команд в неутомленном состоянии, а при отказе от их выполнения, применим принуждение. Таким путем мы добьемся меньшего сопротивления собаки, чем если бы сразу начали работать с собакой, полной сил.

Многие собаки защищают свою миску с едой даже от хозяина, и это хорошо, так как доказывает полноценность и самостоятельность собаки. Но собаку, особенно охотничью, надо научить отдавать свою добычу хозяину, а начать это надо с отдачи еды. У того места, где собаку кормят, надо заделать в стену кольцо, пропустить через него шнур от парфорса, надетого на собаку,и конец шнура дать помощнику, который должен спрятаться в другой комнате. Если собака пытается укусить дрессировщика, подходящего к ее миске и дающего команду «брось», то помощник должен дернуть за шнур и подтащить собаку к стене так, чтобы дрессировщик мог взять миску.

Дрессировщик должен унести миску, которую до этого собака уже добросовестно обнюхала или даже уже начала есть, положить в нее что-нибудь особо вкусное для собаки и тут же поставить миску на место и сказать собаке сначала «сядь», а потом «можно». На следующий день миску надо убирать 2 раза, потом — 3 раза и т. д. Вскоре собаку уже не надо будет удерживать на парфорсе, она проникнете I полным доверием к дрессировщику и будет вилять хвостом, когда он возьмется за миску.

Данный случай очень ярко показывает, как собака воспринимает явления: резкое принуждение неизвестно откуда, против которого бессмысленно сопротивляться, и в противовес ему — разрешающий жест и похвала со стороны дрессировщика, ее хозяина. Для собаки ее хозяин должен всегда по мере возможности оставаться добрым, не бить собаку самому, не дергать самому за шнур парфорса, если это может сделать помощник.

Недоверие к чужим весьма желательно сохранить у собаки. Для этого следует поступить следующим образом: собаку посадить на сворку, дать ей миску с едой, самому встать рядом или же можно даже поставить миску между ногами. Помощник, ни видом своим, ни запахом не знакомый собаке, должен красться к еде и тронуть миску палкой. Хозяин должен наускивать собаку на помощника. Когда собака кинется на помощника, тот должен убежать, чтобы собака осталась победителем, а хозяин должен хвалить ее и гладить, пока она будет есть из своей миски.
Очень приятно воспитать свою собаку так, чтобы она имела безграничное доверие к хозяину, не подпускала чужих, бросалась на них, но по команде «нельзя» и «сядь» прекращала бы эти действия, да еще не брала бы пищи от чужих.

Еще встречаются собаки, которые к своей будке не подпускают никого, даже хозяина,и не дают себя трогать. Обычно их жизнь кончается печально; такую собаку сажают на цепь навсегда, так как с ней нет сладу даже хозяину, и получают цепную собаку, которая на всех бросается и безрадостно доживает свою собачью жизнь. Между тем нет ничего проще, как исправить этот недостаток с самого начала. Будет неправильно, если рассерженный хозяин сам бросится на рычащую собаку и изобьет ее до полусмерти; еще хуже, если собака его искусает. На такую собаку надо надеть парфорс с длинным шнуром. Когда собака уйдет в будку, надо ласково позвать ее, а если она не пойдет, то подтащить ее к себе, дать лакомство, приласкать, с каждым разом следует подходить все ближе к будке перед тем, как звать собаку; при ее подходе (или подтаскивании) обязательно давать ей лакомство и ласкать; в конце концов мы подойдем к будке вплотную, и, перед тем как позвать собаку, надо ее погладить и дать ей особо вкусное лакомство.

После этого надо подозвать ее свистом, скомандовать «рядом’,’ и собака радостно исполнит команду.

8. БОЯЗЛИВАЯ СОБАКА

Бывают собаки, которые боятся подойти к человеку, несмотря на то, что их никогда не били. Если такая собака вместо того, чтобы подойти, забьется в угол, то не надо ее насильно вытаскивать оттуда — от страха она может начать кусаться. Если при этом ее испугаются и отпустят, она почувствует свою силу и будет всегда кусаться. Подзывайте ласково боязливую собаку, подманивайте лакомством. Не прибегайте к парфорсу; привяжите ее за простой ошейник. Не делая при этом рывка шнуром, просто не давайте ей возможности уйти. Приближайтесь к собаке спокойно, медленно, с ласковыми словами.
Сядьте где-нибудь вблизи от собаки, возьмите какую-нибудь книгу, временами ласково разговаривая с собакой, и собака скоро привыкнет и перестанет бояться. Время от времени рекомендуется ронять что-нибудь вкусное, за чем собака будет подходить сама. Когда собака уже привыкнет находиться вблизи, можно почесать ей грудь, щею внизу, но не надо брать ее за загривок, сверху, — это жест победителя, которого такая пугливая собака испугается. Со временем можно брать собаку за ошейник, но тут же отпускать ее, если она сделает попытку убежать. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы за ее только что пробудившееся доверие, когда она, преодолев владевший ею ранее страх, сама подошла к хозяину, последний лишал бы ее свободы, схватив рукой. Она должна быть привязана на длинном шнуре, который ограничит ее свободу, но ведь это она не припишет хозяину.

Дрессировка русских охотничьих спаниелей. Приучение ходить рядом.

Вспомним прирожденные наклонности собаки.
Дикие звери имеют привычку ходить друг за другом или рядом, следовать за вожаком. Такая склонность сохранилась и у собак. Встречаются собаки, которые в сумерки или ночью сами не отходят от хозяина, особенно внимательно прислушиваются и принюхиваются к окружающей обстановке и охраняют хозяина.

Прирученные волки, по собственной инициативе, ходят вокруг хозяина и близких ему людей, как овчарки вокруг стада, сторожат.

От охотничьей собаки русского спаниеля мы требуем, чтобы по команде «рядом» собака шла спокойно, на сворке или свободно, рядом с хозяином, на полкорпуса впереди левого колена хозяина. Этот прием должен быть отработан так четко, чтоб собака продолжала идти рядом даже при взлете дичи, даже при появлении зверя, до тех пор, пока ее не отпустит хозяин. При свободном хождении рядом, без сворки, собака должна касаться платья хозяина и повторять все его повороты, повинуясь беспрекословно. Это необходимо при охоте по кроликам и лисе; при выстреле вблизи от пор подранок успеет уйти в нору, если сразу же не послать за ним собаку, ее даже некогда будет отцеплять от сворки.

Безусловно, собака русского спаниеля должна так же хорошо ходить «рядом» не только на охоте, но всюду: по улицам города, по дворам, по дороге; к тому же это всегда вызывает доброжелательное отношение встречных и к собаке, и к хозяину. Кто недооценивает этого, тот сильно ошибается, уж не раз бывали крупные неприятности из-за невоспитанных собак, которые не были обучены ходить рядом, а гоняли в деревнях домашнюю птицу.

Можно упростить обучение хождению рядом, если начать разумно, не утомляя, приучать щенка к ошейнику и сворке с самого раннего возраста. Щенок полюбит ошейник и сворку, так как будет знать, что после того, как его выведут на сворке и немного поводят, последует прогулка на свободе.

Приучать надо ежедневно. Безотказного хождения рядом проще всего добиться, если к 4-месячному возрасту водить щенка рядом на сворке, не пропуская ему ни одного нарушения и нарочно создавая на его пути разные «соблазны». Надо его водить по таким местам, где много зайцев (кошек), по лесу с частыми деревьями, между ними надо делать крутые повороты. Если щенок бросится за зайцем (кошкой), зацепится за дерево, потянет в сторону, при любом нарушении — надо дать властно команду «рядом», и, еще не успев договорить ее, резко одернуть щенка поводком. Парфорс можно применять только для особо сильных и упрямых, невоспитанных щенков.

Смысл парфорса—причинять боль. Если он изготовлен неправильно и колючки ложатся по шерсти, то он не нужен. На чертеже указано, как можно правильно изготовить парфорс. Требуется 6 деревянных шариков диаметром в 3,5 см. Шарики нанизаны, как бусы, на проч­ный, просаленный пеньковый шнур и закреплены с обеих сторон узлами. Расстояние между центрами шариков 5 см. В плоскости наибольшего диаметра, перерезающей шнур, забито по 12 гвоздей или металлических шипов, которые должны выступать на 1,5 см. Острия должны быть притуплены. Такой парфорс в руках опытного дрессировщика, умеющего его правильно применять, действует абсолютно безотказно.

Для достижения нужного результата такой парфорс придется применять всего несколько раз. Можно применять парфорсы других образцов, но уж если вообще за них браться, то надо, чтоб они работали правильно.

Нельзя постоянно водить собаку русского спаниеля на парфорсе; его следует надевать только в исключительных случаях, для короткого занятия отучения от нежелательного действия. Когда приходится иметь дело с особо упрямыми собаками, в большинстве случаев испорченными неумелыми хозяевами, то парфорсом приходится работать в течение продолжительного времени. Для того, чтобы собака не привыкла к парфорсу (что ослабит его действие), рекомендуется надевать собаке сразу 2 ошейника: обычный и парфорс. Собаку следует водить на обычном ошейнике, а парфорсом работать только в те моменты, когда собака не слушается, например, рвется вперед и т. п.

Надо обратить внимание на следующее: когда собаку спускают со сворки, ей хочется броситься вперед не дожидаясь команды. Чтоб собака не отходила от хозяина без команды при отстегнутой сворке, следует: через кольцо парфорса пропустить длинный шнур без узлов на концах и взять оба конца в руку, не натягивая парфорса; когда понадобится, собаку можно будет отпустить, бросив конец шнура; собаку надо вести на поводке и обычном ошейнике; если при отстегивании поводка собака бросится вперед, надо скомандовать: «рядом» и почти одновременно собаку должен задержать парфорс на длинном шнуре; чем энергичнее проделать первые упражнения, тем быстрее наладится дисциплина. Собаки обращают большое внимание на движения хозяина, предшествующие команде, например, на отцепку карабина сворки, перед командой: «вперед»; вырабатываются нежелательные связи.

Можно убедиться в том, насколько необходимо, чтоб собака русского спаниеля не отходила без команды от хозяина на охоте, посмотрев на невоспитанную собаку, которая не только кидается в неизвестном направлении со всех ног по любому выстрелу, но уже начинает дрожать всем телом, когда ружье прикладывают к плечу, и срывается с места еще до выстрела. Каковы же последствия? Рывок поводка, и — заряд дроби попадает не в птицу, а в товарища. Ведь такие случаи бывали. Если пару-тройку раз дать собаке почувствовать, что это очень больно, когда убегаешь от хозяина без команды, собака станет не только послушной, но и спокойной.

Для робкой собаки русского спаниеля с мягким характером требуется похвала и ласка, после того как она исполнит команду, а для упрямой, сильной собаки этого не требуется, надо , чтобы у нее подольше сохранилось угнетенное состояние после рывка парфорсом.

Подчеркиваю еще раз, что дрессировщик при любых занятиях со своей собакой должен все свои помыслы и внимание отдавать собаке, понимать ее поведение в любой момент, знать, что она собирается делать, следовательно, иметь возможность отдать нужную команду вовремя, т. е. в тот момент, когда собака собралась что-то сделать, но ещё не успела исполнить свое намерение. Всем хорошо известно, что вне занятий собаку никогда нельзя оставлять с волочащимся за ней поводком. Однако это часто делают. Когда собаке пристегивают поводок, это для нее служит командой идти дисциплинированно рядом с хозяином. А если собака тащит за собой поводок по грязи, жует его конец и играет с ним, то хозяин не должен удивляться, что поводок потеряет свое дисциплинирующее значение. Кроме этого, собака легко может зацепиться поводком и погибнуть.

Дня того, чтобы взрослую собаку научить ходить рядом на сворке, надо надеть ей парфорс и ежедневно тренировать ее.

Если собака русского спаниеля рвется влево, надо самому сделать резкий поворот налево и наступить ей на лапы с одновременным рывком парфорсом. После этого, продолжая идти рядом, надо погладить собаку, чтоб собака всегда знала ласковую руку хозяина. Если собака недостаточно быстро поворачивает направо, требуется тоже рывок парфорсом, а при дальнейшей ходьбе рядом — ласковый разговор и поглаживание.

При дальнейшей тренировке собаки, когда парфорс уже будет не нужен, если собака будет делать повороты налево недостаточно быстро, надо толкнуть ее левым коленом или несильно наступить на лапу. Сердобольные хозяева, которые боятся причинить боль собаке при отработке упражнения, в будущем сделают своей собаке много больнее, когда эта недоработка будет мешать успешному исполнению следующих упражнений.

Когда собака русского спаниеля научится хорошо ходить рядом на сворке в таких местах, где ничего не отвлекает ее внимания, надо приучить ее ходить таьже в обстановке с отвлечениями. Надо договориться с приятелем о том, чтоб он привел свою собаку в определенное место, и, если ваша собака будет рваться к ней или лаять, ее надо одернуть парфорсом и хорошенько стегнуть плеткой так, чтоб было больно. Лучше 2 раза вовремя причинить боль своей собаке, чем лупить ее всю жизнь более умеренно и безрезультатно, так, что она даже привыкнет к битью. Одернуть парфорсом и ударить плеткой надо в тот момент, когда у собаки только созреет решение броситься на другую собаку или автомобиль и т. п., в этом случае результат будет много лучше, чем при запоздании вмешательства, когда собака уже успеет исполнить свое намерение.

Рекомендуется укладывать собаку в присутствии другой и остав­лять лежать довольно продолжительное время.

Не надо кричать, отдавая команды, это грубит собаку и портит ее тонкий слух и дисциплину. Если отдавать команды твердым, но тихим голосом, то собака будет лучше следить за хозяином, прислушиваться и исполнять команды.

Если приходится иметь дело с закоренелым драчуном, который при виде своего противника буквально впадает в транс, ничего другого не видит, не слышит и не может воспринять, тогда надо его очень сильно утомить перед встречей с другой собакой, например, заставить пробежать километров десять рядом с велосипедом. После этого надо ему организовать встречу с другим кобелем, очень спокойным и вы­держанным, парфорсом заставить собак пролежать невдалеке друг от друга порядочное время. Затей следует организовать встречу со вторым драчуном, даже можно для этого выбрать врага, с которым кобель не раз дрался, и так же уложить их. После того, как собаки пролежат рядом более часа, не делая попыток броситься друг на друга, надо погулять с ними так, чтобы они шли на сворках рядом. Впоследствии можно будет их пустить гулять вместе без сворок, но в намордниках. Таким способом удается исправить самых завзятых драчунов.
Если собака ходит рядом на сворке и без сворки безукоризненно, то это не значит, что можно бросать тренировку, особенно перед началом охотничьего сезона и полевых испытаний. При появлении срывов следует повторить дрессировку — собаке будет достаточно небольшого напоминания пройденного.

Когда собака русского спаниеля научится безотказно ходить рядом на сворке и без сворки, можно ее приучать бежать рядом с велосипедом и за повозкой. Собака должна бежать справа рядом с задним колесом велосипеда. Это упражнение удобно, если хозяин ездит на охоту на велосипеде, а главное, оно необходимо для здоровья собаки в то время, когда нет охоты. Для собаки необходимо бегать час утром и час вечером, не меньше 10 — 20 км в день.

Такая тренировка развивает у собаки русского спаниеля скорость и выносливость. Собака становится подобранной, ее мускулы наливаются, шерсть делается жестче, приобретает блеск, собака закаляется. При такой тренировке собака не устанет на охоте, не заболеет, будет долго жить и прекрасно охотиться до самых преклонных лет. Мне встречались собаки, которые замечательно охотились в 14-летнем возрасте.

Если же перекармливать собаку и не давать ей достаточно двигаться, то произойдет ожирение сердца, и это уже будет поросенок, а не охотничья собака. Такие случаи чаще всего встречаются в городах.

Дрессировка русских охотничьих спаниелей. Отработка прыжков

Совсем не трудно научить прыгать послушную, дисциплинированную собаку русского спаниеля, приученную ходить рядом, дело только в прилежной тренировке ее. Следует самому перепрыгнуть через поваленный ствол дерева, ведя собаку на сворке, сказав при этом «гоп», и потянуть за сворку, если собака сразу не прыгнет. Следовать за вожаком — это так естественно для собаки, что любая собака пойдет за своим хозяином и перепрыгнет через бревно, если только его нельзя обойти сбоку.

В дальнейшем собака русского спаниеля будет уже одна перепрыгивать препятствие по команде «гоп». Высоту препятствия надо увеличивать постепенно, в зависимости от сил и возможностей собаки. Кто будет требовать от собаки невозможного, превышающего ее физические силы, тот добьется отказа от исполнения команды, а применив метод принуждения, заставит собаку бояться подходить к своему хозяину, собака не будет доверять ему — а это самое плохое, что может быть.
Постепенно увеличивая высоту препятствия, когда собака уже привыкнет, можно будет ее пускать без сворки.

Таким же методом учат перепрыгивать канавы. Сначала хозяин сам прыгает через канаву с собакой на сворке, говоря: «гоп», потом хозяин останавливается у канавы, и но команде «гоп» собака одна перепрыгивает канаву.

Можно бросить на другую сторону канавы кусок мяса, а по возвращении собаки — дать ей еще вкусный кусочек.

Строго следите за тем, чтоб собака русского спаниеля не перенапрягалась при прыжках (слишком высокое или широкое препятствие), ведь это еще не взрослая собака, а щенок, который очень легко при этом может растянуть связки или вывихнуть плечо, что оставит след на всю жизнь.