Архив рубрики: Натаска

Натаска русского охотничьего спаниеля

Натаска русского спаниеля — это приучение его к поиску птицы и подъему ее на крыло под выстрел охотника, а также к розыску и подаче убитой птицы.

Со спаниелем охотятся на болотную, полевую, боровую и водоплавающую дичь.

К болотной дичи относятся: бекас, дупель, гаршнеп и болотная курочка. К полевой дичи — фазан, куропатка, перепел и коростель. К боровой — глухарь, тетерев, белая куропатка и вальдшнеп.

К водоплавающей — утка.

Помимо охоты на птицу, со спаниелем с успехом можно охотиться на зайца и белку.
Каждый вид птицы и зверя обладает свойственными только ему запахом и повадками. Во время натаски спаниель знакомится с запахом и повадками того вида птицы или зверя, по которому он натаскивается. Поэтому спаниель, хорошо натасканный для охоты по какому-либо виду дичи, плохо, а иногда и совсем не работает по другому виду.

Натаскивать спаниеля по всем видам дичи, по которым возможна охота с ним, нет никакой необходимости.

Каждый охотник-спортсмен, любитель охоты со спаниелем, в большинстве случаев охотится по двум, реже по трем различным видам дичи. Виды дичи, на которые охотится тот или иной охотник, зависят от места охоты, от вида обитающей дичи в данной местности и от личной склонности самого охотника.

В зависимости от птицы, на которую охотятся, все охотники со спаниелем подразделяются на три категории: охотники на полевую дичь, охотники на боровую и охотники на водоплавающую дичь.

Для охотника на болотную дичь охота со спаниелем по этому виду является основной, а по всем остальным видам птицы — второстепенной. Наоборот, для охотника на боровую дичь охота по этому виду будет являться основной, а по другим видам — второстепенной. Несмотря на такую разницу во вкусах этих двух охотников, разницы в последовательности натаски их собак никакой не будет.

Из опыта натаски и охоты со спаниелем установлено, что спаниель, хорошо натасканный для охоты на болотную дичь, почти без особой дополнительной натаски в большинстве случаев так же хорошо начинает работать в лесу, в поле и на воде. Наоборот, спаниель, хорошо натасканный для охоты на боровую, полевую или водоплавающую дичь, требует большой дополнительной натаски для охоты с ним на болотную дичь.

Такое явление объясняется, вероятно, наличием сильного запаха, свойственного отряду куриных птиц (глухарь, тетерев, белая и серая куропатки, фазан и перепел) и отряду пластинчатоклювых (все виды уток) в противоположность слишком слабого запаха, издаваемого птицами отряда куликов, как, например, вальдшнепом, дупелем, бекасом и гаршнепом.

Поэтому собака, приученная работать по сильному запаху с весьма большим трудом принимается работать по птице, обладающей более слабым запахом.

Итак, натаску русского спаниеля следует начинать по болотной, а не по какой-либо другой дичи.
Исключением из этого правила следует считать случай, когда охотник совсем не собирается охотиться со спаниелем по болотной дичи.

Натаску русского спаниеля можно начинать с семи- восьмимесячного возраста, после того как он приучится к поиску «челноком».
При натаске необходимо следить, чтобы молодая собака не переутомлялась и не расходовала напрасно свою энергию.

Для этого целесообразно сокращать время прогулок с собакой, а также прекращать свободное выгуливание (без поводка), что до известной степени будет сохранять энергию молодой собаки.
Лучшим временем для натаски собаки считается вторая половина июля, так как к этому времени молодая птица значительно подрастает, плотно затаивается и близко подпускает к себе собаку, а поднятая на крыло, перемещается медленно и недалеко от собаки.

Лучшим временем суток для натаски считается раннее утро с 5 до 10 часов и вечер с 16 до 21 часа. В это время птица кормится, находится на более открытых пространствах и оставляет много следов. Это облегчает собаке находить птицу.

Не следует натаскивать собаку в жаркое время дня, когда вся птица забивается в крепь, где и разыскать и поднять ее слишком трудно. В жаркое время натасчик и собака должны отдыхать.
Не следует производить натаску в дождливую погоду, в тихую (безветренную) и в погоду с сильным ветром.

В дождливую погоду поиск птицы значительно затрудняется, так как дождь смывает следы птицы. В тихую погоду отсутствие ветра лишает собаку возможности находить птицу по ее запаху, а вынуждает ее разыскивать следы птиц и разбираться в них, что приучает собаку к очень медленной работе по следу. При сильном порывистом ветре запахи следов и самой птицы быстро исчезают, что сильно затрудняет работу молодой собаки.

Ровный ветер — от слабого до умеренного — значительно облегчает работу собаки тем, что плавно и беспрерывно доносит до нее запахи, как от следа, так и непосредственно от самой птицы.
Быстрота натаски собаки зависит от целого ряда причин, а именно:

  1. от возраста данной собаки;
  2. от качества ее дрессировки;
  3. от наличия в собаке крови полевых работников;
  4. от количества выходов с собакой в поле и от количества работ по птице за каждый выход.

Русские спаниели моложе семи месяцев и старше четырех лет очень медленно принимаются за самостоятельную работу. Хорошо дрессированный до натаски спаниель легко управляется и гораздо быстрее принимается за самостоятельную работу.

Собака, происходящая от полевых, хорошо работавших в поле родителей, требует от натасчика во много раз меньше времени, чем собака, происходящая от не полевых родителей.

Натаска русского охотничьего спаниеля по разным видам дичи

Натаскивать спаниеля по болотной дичи лучше всею по дупелю, так как он недалеко поднимается от собаки, летит ровно, низко и, пролетев 100—150 м, вновь опускается. Найдя одного дупеля, можно дать собаке подряд четыре-шесть работ. Двух-трех дупелей, имеющихся на болоте, вполне достаточно для натаски собаки.

Бекас для натаски является менее ценной птицей, так как он более строгий, поднимается и перемещается от собаки гораздо дальше. Поэтому очень редко удается дать собаке две работы по одному и тому же бекасу. Но бекас — наиболее многочисленная птица, поэтому он является очень ценным для натаски по болотной птице, несмотря на отдельные недостатки.

Гаршнеп — редкая болотная птица; ввиду этого рассчитывать на него в период натаски не следует.
Болотная курочка для натаски собаки также не вполне пригодна. Молодой собаке поднять ее чрезвычайно трудно, так как птица быстро перебегает с одного места на другое, оставляя на стеблях болотной растительности очень слабый след, и поднимается из-под собаки только в крайнем случае, если собака ее настигает.

Зная эти основные положения, следует заранее наметить ближайшие два-три болотца, обследовать их и приступить к натаске собаки на том из болот, которое явится наиболее подходящим.
От хорошо натасканного по болотной дичи спаниеля требуется:

  1. чтобы он шел на поляне по чистым, не заросшим и не топким местам правильным «челноком» с отходом по сторонам от охотника не ближе 20 и не далее 30 м;
  2. чтобы он после причуивания птицы до подъема ее на крыло сокращал быстроту хода, давая этим охотнику возможность ближе подойти к собаке, чтобы сделать более верный выстрел;
  3. чтобы он не гнал поднятую на крыло птицу, так как это мешает охотнику в стрельбе;
  4. чтобы он после выстрела не бросался самостоятельно вперед для подачи стреляной птицы;
  5. чтобы он только по команде охотника находил упавшую после выстрела птицу, не мял ее, а четко и быстро подавал охотнику.

Эти требования, предъявляемые к спаниелю, подготовленному для охоты по болотной дичи, остаются общими и для охоты с ним по полевой и боровой дичи.
Чтобы отработать у спаниеля все вышеуказанные элементы, натасчик должен быть строго последователен, настойчив и терпелив.

Чтобы удержать спаниеля от гоньбы за птицей натаску (до полного ее окончания) необходимо вести на удлиненном поводке.

Натаска русского спаниеля по болотной дичи производится следующим порядком. Выйдя с собакой на болото, натасчик пристегивает к ошейнику собаки удлиненный поводок, заходит против ветра, направляет собаку в поиск, удлиненный поводок бросает на землю, давая ему возможность свободно волочиться за собакой. Пустив собаку в поиск, натасчик тихим шагом двигается против ветра и внимательно наблюдает за поведением собаки и правильностью ее поиска. Когда собака выходит за границы ширины поиска, натасчик немедленно подает ей сигнал свистком, чтобы изменить направление ее поиска.

В момент, когда собака причуивает птицу, натасчик свистком подает собаке сигнал «лежать», после чего подходит к ней, оглаживает и вновь пускает в поиск. Если собака пытается самостоятельно выйти из положения «лежать», натасчик подает повторный сигнал, сопровождая его рывком за конец удлиненного поводка.

Момент прчуивания птицы собакой определяется по ее более возбужденному поведению, тщательному принюхиванию и быстрым движениям на одном месте с учащенным помахиванием хвостиком. Этот момент называется потяжкой, цель которой уточнить место нахождения дичи. После потяжки собаки следует подводка, имеющая целью поднять птицу.

У спаниелей отсутствует стойка — остановка перед найденной дичью, которая дает возможность охотнику подойти ближе к собаке для верного выстрела по птице. Поэтому потяжка у спаниелей до перехода ее в подводку должна быть более медленной, что и даст охотнику возможность ближе подойти к собаке в момент подъема птицы. Такая медленная потяжка вырабатывается и закрепляется у спаниеля остановкой и укладкой его в момент причуивания им дичи. Путем частых повторений у спаниеля в момент причуивания дичи вырабатывается навык задерживать быстроту своего движения на потяжке. После выработки медленной потяжки подачу сигнала «лежать» дрессировщик прекращает, но возвращается к нему каждый раз, когда собака пытается без потяжки перейти на подводку.

В сырых местах требовать от собаки русского спаниеля полностью ложиться не следует. Вполне достаточно, если собака остановится или слегка присядет. У спаниелей подводка, в противоположность потяжке, должна быть быстрой, энергичной, обеспечивающей подъем птицы в пределах выстрела охотника.

Чтобы выработать быструю подводку, натасчик каждый раз, подойдя к собаке во время потяжки, подает команду «вперед» и одновременно делает один-два шага вперед, побуждая собаку к более резким и быстрым движениям.

После подъема птицы собакой натасчик немедленно подает команду «лежать», одновременно наступая на удлиненный поводок, чтобы собака не погналась за птицей. При правильных действиях натасчика спаниель очень быстро принимается за самостоятельную работу по болотной дичи.

Чтобы спаниель постепенно приучался к работе без поводка, удлиненный поводок заменяется коротким, а при четком и быстром выполнении сигнала «лежать» с него снимается и этот поводок.

Натаска русского спаниеля по полевой дичи

К натаске спаниеля по полевой дичи следует переходить только после натаски по болотной дичи. Как уже говорилось, спаниель, хорошо натасканный для охоты по болотной дичи, почти не требует дополнительной натаски по полевой. Но несмотря на это, все же следует до начала охоты побывать с собакой несколько раз в поле, чтобы ознакомить ее с запахом и повадками полевой дичи. Для натаски спаниеля по полевой дичи лучшей птицей следует считать перепела. Найти его можно на убранных полях ржи, проса или гречихи, в высоких жнивьях и чаще в местах, поросших сорняком.

Несмотря на то, что спаниель уже начал хорошо работать на болоте без поводка, все же первый раз пускать спаниеля по полевой дичи следует с пристегнутым удлиненным поводком, чтобы пресекать попытки собаки погнаться и поймать перепела, который взлетает от собаки очень близко. При натаске спаниеля по перепелу следует быть более требовательным к правильности поиска и укладке собаки после подъема птицы. При этом надо учитывать, что работа собаки в поле, в противоположность работы на болоте, проходит на чистом, открытом и почти всегда сухом месте.

Когда натасчик убедится в том, что собака не нуждается больше в воздействии удлиненного поводка, последний следует снять и дальнейшую натаску проводить без поводка.

Натаска русского спаниеля по боровой дичи

В лесу русский спаниель должен всегда работать на виду у охотника. Поэтому ширину поиска собаки следует постоянно регулировать в зависимости от частоты лесных насаждений. Управляя собакой свистком, надо избегать резких звуков, чтобы не спугнуть птицу преждевременно. Свисток лучше заменить тихим свистом охотника с помощью губ.

Натаскивать собаку для охоты по боровой дичи лучше всего по тетереву, точнее тетеревиному выводку.

В конце июля и до середины августа тетеревиные выводки можно отыскать на ягодниках (земляника, брусника, черника) и на сечах с густой травой, примыкающих к кустарнику или лесу. Лучшим временем суток для натаски собаки по тетереву — раннее утро, сейчас же после восхода солнца. В это время тетеревиные выводки кормятся, и их наброды (следы) хорошо заметны на траве, покрытой росой.

Попав в зону кормежки выводка, спаниель оживляется начинает учащенно помахивать хвостиком, принюхивается к следам, оставленным тетеревами. После короткой остановки, определив направление, откуда исходит более свежий и сильный запах птицы, спаниель резко прекращает разбираться в следах, поднимает голову и переходит на быструю рысь, и, двигаясь по волнообразной линии, поднимает птицу. Неожиданно, недалеко от спаниеля, с шумом и клохтанием взлетает старая тетерка. Она летит низко, медленно и, пролетев небольшое расстояние, вновь опускается на землю, изредка продолжая клохтать, отвлекая внимание собаки от выводка. В такой момент редкий спаниель может удержаться от преследования птицы. Однако для натаски собаки этот момент решающий. Если допустить погоню собаки за птицей в данном случае, то и в будущем гоньба собаки за птицей обеспечена. Чтобы этого не допустить, надо особенно внимательно наблюдать за поведением собаки во время поиска. В тот момент, когда собака начинает усиленно принюхиваться и учащенно помахивать хвостиком, следует немедленно подойти к ней и пристегнуть к ее ошейнику удлиненный поводок. Во время дальнейшего поиска, потяжки и подводки следует находиться от собаки не далее 15 м.
В момент подъема старки или выводка, подав команду «лежать», надо наступить на поводок, чтобы задержать собаку от погони за птицей.

Если поднявшийся тетеревенок сядет на дерево, его обязательно следует показать собаке. Для этого с ней надо подойти к дереву издали, с подветренной стороны и, не доходя до него 20—30 шагов, отстать от собаки, а в тот момент, когда собака учует тетеревенка, необходимо остановиться и выждать момент, когда она начнет лаять на птицу. После этого надо подойти к собаке и поощрить ее. Такие действия натасчика вырабатывают у собаки навык искать в лесу не только понизу — на земле, но и поверху — на деревьях.

Натаска русского спаниеля по водоплавающей дичи

Для хорошей работы по утке спаниель должен иметь умеренно широкий и энергичный поиск; быть активным и настойчивым в розыске птицы, упавшей после выстрела; не мять дичь во время подачи ее охотнику.

Эти качества вырабатываются у спаниеля частично во время натаски, а в основном во время охоты. Лучшее время для натаски спаниеля по уткам — вторая половина июля, когда большинство утиных выводков еще не летает. Удобным местом для натаски будет небольшое и мелкое болотце с одним или двумя выводками кряковых или Чирковых уток.

Подойдя к болоту с подветренной стороны и пустив собаку в поиск, натасчик медленно двигается и наблюдает за ее поиском. На болоте от спаниеля не требуется поиск «челноком». Вполне достаточно, если собака будет не широко, но тщательно обыскивать пространство перед охотником.

На болоте в первую очередь внимание спаниеля привлечет утка-старка, с кряканьем поднявшаяся от выводка. Заметив место ее подъема, натасчик направляет туда собаку, чтобы она ознакомилась с запахом, оставленным взлетевшей птицей. На месте подъема утки собака оживится, начнет учащенно помахивать хвостиком, усиленно принюхиваться и активнее обыскивать это место. Натасчик дает возможность собаке хорошо ознакомиться с запахом, оставленным взлетевшей уткой и затем переводит ее на место нахождения затаившегося выводка. С помощью собаки натасчик тщательно обыскивает это место, чтобы найти утенка. Чувствуя свежий запах птицы, собака активно ищет и в результате этого находит затаившегося утенка, который при виде опасности попытается убежать (летать он еще не может), собака начнет его преследовать, догонит и поймает. В момент, когда собака схватит утенка, натасчику надо немедленно подать команду «ко мне», а самому быстро уходить в направлении, противоположном от собаки. Собака, услышав команду и видя удаляющегося натасчика, бежит за ним, не выбрасывая из пасти добычи (утенка). Натасчик продолжает уходить, а когда собака догонит его, он останавливается, подает команду «сидеть», а затем «дай», берет у нее утенка и поощряет ее «лакомством». При таком поведении натасчика молодая собака в большинстве случаев берет птицу мягко и не мнет ее. Взятого утенка следует немедленно, незаметно для собаки, выпустить на место, где он был пойман.
Спустя 5—10 мин. натаску собаки можно продолжать на том же месте. После нескольких таких работ у собаки вырабатываются активность и настойчивость в розыске птицы, а также навык приносить охотнику найденную птицу.

Натаска русского охотничьего спаниеля. Оповещение об убитой дичи и принесение поноски

ДРЕССИРОВКА СОБАКИ РУССКОГО СПАНИЕЛЯ, КОТОРАЯ ОПОВЕЩАЕТ ОБ УБИТОЙ ДИЧИ, ПРИНОСЯ ПОНОСКУ

Таких собак очень мало. Собака, найдя убитого или тяжело раненого оленя, кабана или другую крупную дичь, которую она сама не может принести, должна взять в пасть кусочек дерева или кожи, который привязан на резинке к ее ошейнику, принести хозяину и провести хозяина к найденной дичи; обратно к дичи собака может бежать свободно или же на сворке, кратчайшим путем или по своему следу.

Обучение состоит в следующем: собаке русского спаниеля привязывают к ошейнику поноску, обшитый кожей кусочек дерева длиной в 20 см, диаметром 4 см, поноску лучше всего привязывать на резинке такой длины, чтоб собака могла взять поноску в пасть , когда ляжет на землю. Поноску привязывают резинкой потому, что она не запутается в кустах и зарослях. Но это уже конечный этап обучения, а в его начале поноску кладут на битую дичь. Требуется, чтобы около убитой дичи собаку встречал хорошо знакомый собаке помощник, которого она любит; ему следует встретить собаку ласково, дать ей лакомство, потом, одновременно с командой «аппорт», взять с дичи .поноску и вложить ее в рот собаке. В этот момент хозяин должен свистом позвать собаку спаниеля, хозяину надо спрятаться недалеко и видеть все. Когда собака принесет и отдаст ему поноску, хозяин должен дать ей лакомство, приласкать и похвалить ее. Затем собаку спаниеля следует взять на сворку и вести к дичи, все время указывая ей на дичь и приглашая ее; по возвращении к дичи собаку хвалят и награждают лакомством оба, и хозяин, и помощник; надо доставить собаке самое большое удовольствие — лечь к ней на землю, встать на четвереньки, полаять, вести себя с ней как равный, это всего больше нравится собакам, служит им самой большой наградой. При каждом следующем повторении упражнения хозяину следует уходить все дальше и дальше от дичи, а когда собака привыкнет радостно подбегать к помощнику у дичи, чтоб получать лакомство и поноску, можно будет уже перейти к следующему этапу обучения, помощник должен будет положить кусок мяса для собаки на дичь, а поноску рядом, так, чтобы собака, взяв мясо и опустив голову, обязательно увидела бы ее и могла бы взять, по команде «аппорт». Затем по знаку помощника или свистку хозяина собака русского спаниеля должна бежать к нему. Когда и это усвоится, можно начать отрабатывать последний этап, помощник уже не должен стоять у самой дичи, а в некотором отдалении от нее; с каждым разом все больше удаляться и в конце концов спрятаться за дерево; когда собака подойдет к дичи и съест лакомство, помощник должен говорить «аппорт», если собака сама не будет брать поноску, а потом — «ищи хозяина», если собака не сделает этого сама. В конце концов собака будет все проделывать сама, без напоминаний. Но наблюдение за ее работой следует продолжать еще в течение нескольких недель. Помощнику рекомендуется залезть для этого на высокое дерево, желательно также, чтоб и хозяин видел собаку спаниеля в бинокль для того, чтобы вовремя свистнуть, если собака с поноской вдруг не пойдет к нему. Место занятий надо менять каждый раз. Описание этого способа обучения выглядит сложнее самого обучения.

Натаска русского охотничьего спаниеля. Поиск и подача подранков

К своему стыду, приходится признать, что у нас еще очень мало надежных собак,хорошо находящих подранков.

Нельзя искать подранков верхом, на карьере; найти подранка верхом даже для собаки с отличным чутьем — чистая случайность; большая часть подранков все равно успеет скрыться, пока собака русского спаниеля будет носиться с бешеной скоростью челноком на большое расстояние.
Причины неудач в следующем:

  1. Собака русского спаниеля не подготовлена к следовой работе.
  2. Собаке спаниелю не хватает спокойствия после выстрела.
  3. Если собака русского спаниеля привыкла гонять дичь на глаз, и если бывали такие случаи, когда она находила подранков при свободном поиске после выстрела, то такую собаку почти невозможно исправить, она не захочет прорабатывать след тихо и спокойно, низом.

Если проложить искусственный след, протащив за веревку убитую дичь, и по такому следу заставить собаку искать подранков, то такое упражнение слишком легкое для собаки. Окровавленный фазан или заяц, которых тащат на веревке, приминают траву, кровь прямо втирается в почву, для собаки так много запаха, что по такому следу без всякой подготовки пройдет безошибочно даже мопс, не то, что охотничья собака. Однако плюсом этого способа является то, что собака поймет, что надо идти по следу низом, проработать его до нахождения дичи, и ведущий, пуская ее на ремне, всегда может поправить ее, если она собьется; когда собака приведет к дичи, можно позволить ей аппортировать найденную дичь.

Усложнять это упражнение можно, с разу на раз увеличивая выдержку времени после прокладки следа и усложняя сам след — петли, повороты и т. д. При прокладке следа требуется след дичи как можно больше удалять от следа человека, который его прокладывает — дичь можно привязывать к шесту. Вторым плюсом является возможность проверить, будет ли собака подавать дичь, найденную по следу; если не будет, то мы имеем возможность исправить этот недостаток. Одновременно выяснится, нет ли у собаки склонности закапывать дичь.

Рекомендуется такая выучка только для совсем молодых собак русских спаниелей, полностью новичков в следовой работе, и то только в течение несколь ких дней и обязательно на длинном ремне. Я считаю, что собаку надо учить следовой работе по следу живой дичи, в крайнем случае по домашней птице или кролику. Очень хорошо тренировать собаку по следу на охоте,только хозяин собаки не должен охотиться сам — он должен прорабатывать след подранка на ремне и умело выбирать только те случаи, когда успех гарантирован. Пусть на коллективной охоте собака учится соблюдать спокойствие при выстрелах, пусть другие собаки приносят дичь; для своего питомца надо выбрать такого подранка, который еле уходит и наверняка смертельно ранен. Пусть это будет один или два раза за всю охоту, но с успехом, этого достаточно. Надо дойти до того места, откуда стреляли, уложить там собаку, надеть ремень, сказать «ищи подранка», поставить на след, успокаивая, дать понюхать шерсть или кровь и хвалить собаку, если она все свое внимание обратит на поиск.

Следует отпустить ремень подлиннее и идти медленно по следу, все время указывая на след и делая короткие остановки в тех местах, где видна кровь или четкий след. Крови будет много, так как мы выбрали тяжело раненного зайца, и через несколько десятков шагов собака придет к цели своей первой следовой работы. Если заяц окажется мертвым, то можно будет отпустить собаку с командой «аппорт» и позволить ей принести зайца, а чтобы она шла быстрее, надо самому бежать от нее.

К первому поиску подранка — куропатки или фазана — надо отнестись еще строже. Решающее условие — тип угодий. Опытный охотник знает, как падает убитая дичь, и как подранок; если под­ранок упадет в мелкую отаву, собаку посылать можно. Обеспечьте условия, чтобы первый посыл был обязательно успешным, чтобы собака шла, прорабатывая след; нельзя допускать свободного поиска челноком. Если птица убита наповал — по ней нельзя пускать собаку, надо ее поднять самому. Если собаке разрешить сразу же, в первое поле, приносить не только подранков, а всех битых птиц, то она будет срываться после выстрела и ей некогда будет прорабатывать след.

Вот еще один способ. Можно намазать кролику лапы кровью другого, только что убитого кролика, а скакательные суставы туго перевязать бинтом, намотав его побольше. Бинт тоже следует намочить в крови кролика. Плохо гнущиеся суставы не дадут кролику быстро скакать,и метров через 100 или 300 он устанет и затаится за каким-нибудь прикрытием. По такому следу пойдет любая собака; проработка следа закончится травлей и аппортированием. При следующих тренировках бинт уже должен быть без крови, а лапы надо мазать от раза к разу все меньше и пускать собаку по следу через все большие промежутки времени, доводя их до двух часов после пуска кролика. Когда собака будет достаточно натренирована,можно давать ей только первую треть следа отрабатывать на ремне, а дальше — пускать ее свободно, успокаивая вначале; пусть дорабатывает след и травит без ремня. При блестящей постановке собаки удается даже командой «тихо» заставить собаку идти так медленно, что человек будет поспевать идти с ней рядом. После достаточной и дли­тельной тренировки можно пустить собаку свободно с самого начала, и тогда от раза к разу она начнет работать все быстрее, не уменьшая верности работы. Такое обучение особенно хорошо по первому снегу — нам будет легко проверить, верно ли ведет собака, так как след будет виден. Щенков русского спаниеля, которые родились в марте или апреле, можно уже обучать следовой работе по снегу и в декабре — январе успешно охотиться с ними. Очень хорошо начинать тренировать 8 — 9-месячного щенка спаниеля.

Следовой работе по следу без крови собаку можно обучать, поставив ее на след кошки, пущенной с перевязанными скакательными суставами, в ошейнике и с болтающейся своркой, чтобы ее можно было потом поймать. Ставить на след надо через 30 минут после поиска кошки. Помощник должен посадить эту кошку в клетку, путь собака полает на нее, а потом клетку надо заменить кошачьей шкуркой, пусть собака ее подаст.

Натаска русского охотничьего спаниеля. Охотничьи испытания и след зайца

Работа по следу зайца (здорового, не подранка) входит в программу «весенних испытаний молодняка», следовательно, этому при­дется обучать молодую собаку возрастом до года или годовалую. Для крупных пород легавых собак такое испытание устанавливает склонность собак к следовой работе и гону, что очень важно; проверяют, гонит ли собака зайца по свежему следу с голосом, уходя от хозяина на много километров, гонит ли она по чутью или на глаз; отдача голоса на гону не всегда свидетельствует об азарте при гоне и о любви к следовой работе. Можно ли приучить к гону всякую охотничью собаку русского спаниеля путем дрессировки, вопрос настолько спорный, что с уверенностью можно сказать только одно, что для среднего, рядового натасчика это работа непосильной трудности, — поставить собаку так, чтобы она мертво стояла по птице и гоняла зайца, как гончая.

Особенно трудно с молодой собакой русского спаниеля: или у нее еще недостаточно крепкая дисциплина, или ее организм еще не так развился и укрепился, чтоб вынести необходимую тренировку. Очень просто испортить собаку, если она начнет гонять на глаз случайных, шумовых зайцев, бросая след первого, тонного. Бывает, что это портит собаку спаниеля навсегда. Сторонники гона говорят, что если собака будет безотказно ложиться по вибрирующему свисту, то нечего допускать до гона на глаз. Но среднему натасчику не отработать такой четкости, да и не всегда собака услышит свист (против ветра), а натасчик увидит зайца. Но поскольку от гона зайца никуда не уйдешь — он включен в программу испытаний — я советую сначала отрабатывать его на ремне, — следовая работа, — а потом не отпускать собаку дальше, чем на 100 м по ветру и укладывать, если заяц буден виден.

В лесу можно не спускать собаку спаниеля со сворки, пока не поднимется заяц, а спустить ее только тогда, когда заяц пройдет, поставив ее на след; не надо надолго отпускать собаку, следует часто подзывать ее к себе, чтобы, выйдя из-под наблюдения, она не могла бросить след и перейти в свободный поиск.

Очень хорошо вести собаку на ремне по заячьему следу по пашне или по свежей пороше зимой, исправляя ее ошибки, если она собьется со следа; это также закрепит ее навык находить подранков.

Непосредственно перед испытанием следует несколько раз пустить собаку русского спаниеля без ремня по свежему следу зайца. А когда она успешно пройдет испытания, то, на мой взгляд, лучше тренировать собаку только по поиску подранков.

Перед собакой русского спаниеля ставятся следующие требования: тесный контакт с охотником, стойка по зверю и птице в открытых местах, выталкивание дичи по команде из зарослей, возвращение в заросли и подача новой дичи.

Собака спаниель должна идти только по следу подранков, иногда на несколько километров, мелкую дичь приносить, а о крупной — докладывать. Надо поставить собаку так, чтобы она любую дичь отмечала стойкой, а по следу шла бы только по команде, но умела бы это делать.

Натаска русского охотничьего спаниеля. Стойка при причуивании дичи, развитие поиска

В разделе дрессировки уже говорилось о необходимости укладывать собаку русского спаниеля при появлении дичи, т. е. в том случае, когда выскочит заяц, лось, вылетит фазан и т. д.; такое упражнение — хорошая подготовка к стойке.

Рекомендуется почаще заставлять помощника тянуть за веревку (учело зайца или кролика; заранее будет точно известно, где «выскочит заяц», поэтому дрессировщик сможет оказать своевременное воздействие на собаку.

Большинство породистых спаниелей, когда они зачуют птицу (а иногда — завидят), останавливаются или замедляют ход или же, пригнувшись, крадутся к дичи. Эта повадка хищника — собрать силы перед последним, решающим прыжком на дичь, приготовиться к нему и правильно оценить расстояние для прыжка. У некоторых собак это состояние ожидания припричуивании дичи искусственно продлено. Встречаются собаки, которые застывают на месте до тех пор, пока чуют дичь; они могут выйти из этого состояния только при перемещении дичи; однако в большинстве случаев стойку приходится закреплять при натаске собаки.

Опишу случай, происшедший с двумя спаниелями: Бобом и Мотте. Боб был много слабее, чем Мотте, из-за гельменгов и отсутствия движений. Я поместил их в одну будку, но Мотте так яростно защищала свою жилплощадь, что мне пришлось спасать от нее Боба, которому она вцепилась в глотку.

На следующее утро обе собаки спаниели одновременно зачуяли кость и неподвижно застыли на месте. От Боба до кости было 2 метра, а от Мотте — 4; если я вмешиваюсь в подобных случаях — то только с самого начала, причем применяю метод сильного принуждения. При запоздании, даже небольшом, лучше не вмешиваться совсем, а смотреть, что будет. Боб дрожал всем телом, а Мотте была готова броситься на него, как только он сделает шаг к кости, — он это отлично знал. Мотте спокойно, с достоинством, подошла к кости и взяла ее, как хозяйка, а Боб все стоял окаменев, пока Мотте с костью не скрылась в будке. Что же произошло? То же самое, что на охоте. Собака причуивает дичь, делает стойку — приготовление к прыжку — подходит хозяин, в ее понятии вожак, который уже не раз доказывал ей свое превосходство и силу; она знает по опыту, что не добьется желаемого результата, если будет у него что-либо оспаривать, поэтому продолжает стоять, пока он подходит к птице. Чудесный запах дичи тянет ее вперед, все ее существо стремится туда, но она стоит, ведь хозяин подходит, и по праву сильного дичь принадлежит ему; а если он еще поднимет руку и свистнет с вибрацией, то собака упадет, примет положение подчиненной. Так можно объяснить сущность стойки, и такое объяснение подсказывает способ, как закрепить стойку, если собака ее не держит достаточно твердо. Надо сводить молодого питомца в угодья с дичью и посмотреть, как он вообще реагирует на дичь. Натаску надо проводить по заранее составленному плану, не на­деясь на случай в естественных угодьях с дичью. Необходимо подготовить условия, исключающие всякие нежелательные случайности, в основном — гон птицы, взлетевшей после стойки. К натаске можно приступить только в том случае, если собака русского спаниеля безотказно ложится по команде на расстоянии. Опытный натасчик сможет очень быстро поставить собаку в естественных угодьях с дичью. Для этого надо только укладывать вибрирующим свистом собаку после того, как она сделает стойку, и в начале натаски давать ей лежать пррядочное время. Но в большинстве случаев натаска не так проста. Ошибочно думать, что таким способом можно будет поставить абсолютно всех собак, без исключения. Многие хозяева долго мучаются со своими питомцами русскими спаниелями, потом теряют терпение, а нужных результатов не достигают. Даже самым опытным натасчикам приходится признать, что встречаются такие собаки, которых невозможно заставить лечь на стойке по команде — их страсть и азарт по дичи настолько велики, овладевают так полно всем существом собаки, на стойке чувства так обострены и напряжены, что собака уже не может воспринять ничего другого, хотя бы самой знакомой, хорошо заученной команды, — не то, что среагировать на нее. Собак, которые не реагируют на команду «лежать» и которые привыкли гонять дичь после взлета, придется натаскивать другим способом. На собаку следует оказать резкое воздействие, которое пересилит даже ее «транс», вызываемый близостью дичи. Если собака бросится со стойки за взлетевшей или убегающей дичью, надо одернуть ее парфорсом; силу одергивания надо умело подобрать в зависимости от индивидуальных свойств собаки: суку с мягким характером достаточно будет придержать на простом ошейнике и сворке, а крупного,упрямого, сильного кобеля придется резко одернуть на парфорсе. Надо напомнить, что колючки парфорса должны быть правильно заточены; если одергивание не причинит боли, то уж лучше с этим совсем не начинать — толку не выйдет. Если же колючки заточить слишком остро, так что будет выступать кровь, можно изуродовать собаку с одного раза и отучить ее охотиться вообще.

Следует подготовить условия для занятий где-нибудь на лугу, где нет дичи, в заранее выкопанные ямы надо поставить клетки (можно деревянные) с утками, курами, кошками, голубями, кроликами и т. д. Клетки надо расположить на параллелях с расстоянием между ними приблизительно в 30 метров и на 300 — 400 м между клетками по длине параллелей. Клетки должны выступать над землей на 10 сантиметров и скрываться травой от собаки, но быть заметными для ведущего. Через час после установки клеток, в ветреный день, надо привести к этому месту собаку на сворке длиной 30 м. Когда собака зачует «дичь» и она это выразит в какой-то форме, понятной ее хозяину, надо скомандовать «лежать» и, если собака не ляжет по команде, применить парфорс. Дайте собаке полежать несколько минут, обойдите ее кругом, потом отойдите метров на 20 назад, ласково позовите ее и дайте лакомство. Полный успех обеспечивается тем, что совершенно точно известно, где находится дичь, и приблизительно на каком расстоянии собака причуивает ее. В угодьях с настоящей дичью — все это дело случая, а если невыдержанный хозяин надумает еще и выстрелить по дичи из-под гона непоставленной собаки, тут уже вообще невозможно поставить собаку. Научить собаку стоять по дичи указанным способом можно в любое время года, не дожидаясь прилета дичи, и можно работать в любых лугах, в поле, даже в большом оаду. По моему собственному, весьма богатому опыту могу сказать, что все собаки,которых я с самого начала обучал делать стойку указанным способом, или же те собаки, которых я исправлял после гоньбы,- все до одной, попадая впоследствии в естественные угодья с дичью, работали по ней точно так же, как по мелким домашним животным в клетках. Дело в том, что оцепенение, которое сковывает собаку на стойке, наступает у нее непроизвольно, помимо ее воли и соображения; собака не имеет никакого понятия о цели стойки. Если же стойку закрепить еще и соответствующей дрессировкой — похвала и награда за стойку и болевое ощущение, если ее не выдержать — таким путем можно выработать у собаки мертвую стойку — собака будет стоять до команды «аппорт» после выстрела или же пока хозяин не отзовет ее. В процессе обучения данным способом собаку тоже нужно награждать, создавая иллюзию успеха; если собака уже в течение нескольких дней безукоризненно стоит по клеткам, я даю холостой выстрел в воздух, отхожу метров на 50 и отзываю собаку, помощник в это время заменяет клетку мертвым голубем, курицей и т. д. Я говорю «аппорт» и собака радостно приносит мне «дичь» и в награду получает лакомство. А ведь как много еще имеется породистых, непоставленных собак, которые не держат стойки и гонят дичь после взлета.

Хочу заранее ответить на вопросы, которые возникнут у всякого, кто еще не обучал собак стойке таким способом.

Будет ли собака русского спаниеля делать стойку по курице, домашней утке и т. д., раз она приучена совсем не реагировать на их присутствие? Рекомендую каждому проверить это самому. Частицы воздуха с запахом от одной-единствеиной курицы в таких местах, где обычно кур не бывает, оказывают на собаку такое же действие, что и дичь, вызывая стой­ку собаки. В деревне, на скотном дворе и в тех местах, где кур много, изобилие куриного запаха со всех сторон приводит к тому, что собака не обратит на него внимания. К тому же еще сами куры на виду, около домов, в присутствии человека — все это не имеет ничего общего с затаившейся в лесу или в болоте дикой птицей. Для того, чтобы собака делала стойку по птице или дичи, важно не то, что это за дичь или птица (например дупель или курица), а важно,как в охотничьих угодьях действуют на нос собаки мельчайшие частицы запаха, доносящиеся до нее.

Показательно, что натасканная таким способом собака не будет обращать внимания или по крайней мере не будет рвать кошек в комнате и во дворе, зато в лесу обязательно погонит и разорвет.

Довольно сложно ответить на вопрос, С какого возраста можно начинать натаскивать собаку по дичи. Нужен индивидуальный подход к собаке. Самое раннее — 5,5 — 6 месяцев — для пород легавых в том случае, если щенок начинает реагировать на дичь. Если собаку русского спаниеля поставить с такого раннего возраста, то она станет очень дисциплинированной на охоте и эти навыки легко закрепить на вею жизнь.

Натаска русского охотничьего спаниеля. Работа с первопольным спаниелем

Перед началом охоты с первопольным спаниелем надо провести хорошую физическую подготовку собаки, для чего следует заранее, в течение многих недель, тренировать собаку в беге рядом с велосипедом, давать ей тренировку по плаванию так, чтобы в ее результате собака не уставала быть на плаву в течение часа.

Обычно собаки тренируются круглый год, а за месяц до начала охоты они бегают рядом с велосипедом по 2 часа (за весь день), так что мускулатура вырисовывается, как на скульптуре; налаживается работа сердца и легких, и собаки свободно, без признаков утомления, смогут пробегать ежедневно по 30 км.

Собака русского спаниеля должна быть хорошо подготовлена к первому полю по своей дисциплине — совершенно безотказно приходить на зов (свисток) , ложиться, т. е. буквально падать на любом расстоянии по поднятой руке или вибрирующему свисту, твердо держать стойку, если причует дичь (если влияние дрессировки еще очень сильно, то собака может сначала ложиться на стойке). Собака должна уметь хорошо аппортировать, находить и приносить подранков, прорабатывать кровяной след.

Эта первая охота со спаниелем должна преследовать только одну цель: поставить собаку; нельзя еще думать о том, чтоб пострелять для себя.

Следует спустить собаку со сворки и послать ее в поиск, а натасчику идти прямо против ветра; пусть собака уходит в каждую сторону приблизительно метров на 50; если собака уйдет дальше, натасчику надо поворачивать в противоположную от нее сторону, отклоняясь на это время от заданной прямой. Если собака уйдет слишком далеко вперед, уложите ее вибрирующим свистом, дайте полежать, подойдите и пустите снова в поиск. Вот собака встала по куропаткам. Скомандуйте «лежать», подойдите к собаке, следя за ее поведением, с горстью дроби в руке для броска, если понадобится. Помощник должен поднять птицу на крыло, выстрелить по ней, убить и взять. Собака должна лежать все это время. После этого следует взять собаку ненадолго на сворку. Собаке не надо разрешать приносить первую дичь, убитую из-под нее, требуется выработать выдержку, лежать после выстрела, не бросаться за дичью. Если собака хоть немного посунется вперед со стойки, чтоб столкнуть куропаток, или захочет броситься после выстрела или падения птицы — надо с силой бросить в нее горсть дроби и цепочку и дать команду лечь. Это уложит ее на месте. Пусть полежит подольше. Будет уместно вспомнить, что при описании способа, как приучить собаку безотказно исполнять команду «лежать», запрещалось бросать в нее цепочку или дробь, если она вставала раньше времени: ведь бросок пугает собаку и заставляет спасаться, т. е. бежать, а не лежать. Когда собака бросается за птицей — дело совсем другое. Это гон дичи, который ее возбуждает, утоление охотничьей страсти; запах дичи горячит собаку и он не прекращается; удар цепочкой или дробью внезапно нарушит это очарование, одновременно собака услышит команду «лежать» и исполнит ее. Следует убить еще несколько птиц и не давать их приносить собаке; только после этого можно будет разрешить ей аппортировать и даже искать подранков. Не надо горячить собаку, ее надо успокаивать. Если убитая птица упадет на виду у собаки, то очень полезно сначала подозвать собаку к себе, усадить, похвалить, дать лакомство и только после этого послать за птицей.

Встречаются такие собаки русского спаниеля, которые несмотря на успешное окончание полного курса обучения по аппоргированию при подноске только что убитой теплой дичи, начинают ее лизать или мять или же прыгать вокруг хозяина с дичью в морде, не отдавая ее. В таком случае нельзя терять самообладания и действовать плеткой. Надо ласково позвать собаку, убегая от нее или медленно подходя к ней — в зависимости от того, что на нее лучше действует, и взять дичь. После этого следует надеть парфорс на длинной сворке и повторить ту же ситуацию; когда дичь падает после выстрела, натасчику надо как можно скорее подбежать к ней, энергично скомандовать собаке «аппорт», а когда собака схватит дичь, похвалить ее, потом взять конец сворки и дернуть за парфорс (или простой ошейник, в зависимости от характера собаки), быстро добежать до своего первого места, увлекая с собой собаку, там дать команду: «сядь», потом «брось» и в заключение похвалить собаку и наградить ее самым для нее вкусным. Несколько таких упражнений обеспечат полный успех.