Характер гусей

Вы здесь

"Хочется заняться гусями, и им бы житье у нас понравилось. Не могу решиться, говорят, ими нужно уметь управлять+ Н. Саватеева, п. Ивановка Оренбургской обл."

Материалы об "управлении" гусями в нашем журнале печатались не раз. Впрочем, еще многое об этой птице не сказано. Научный сотрудник А. Добродный, давно изучающий все стороны гусеводства, о "правилах жизни" гусей пишет вот что.

Чтобы управлять гусями, оберегать сложившийся лад в их семействе, хозяевам необходимо подмечать характер каждой птицы, взаимоотношения в стаде, кто кому мил, а кто в сообществе явно не приходится ко двору. Со временем хозяева начинают узнавать гусей "в лицо", и задача изучения их поведения облегчается. Даже малейшее изменение взаимоотношений наблюдательным хозяевам подскажет многое.

Есть в организации гусиной семьи нечто такое, что заставляет посмотреть на братьев наших меньших с уважением. Гуси относятся к тем немногим живым существам, которые не только сами приспосабливаются к среде обитания, но и активно перестраивают свое стадо применительно к сезону, к новым условиям содержания.

В гусиной семье жизнь каждого ее члена строго регламентируется стадом, один зависит от другого. Взаимоотношения регулируются уровнем власти и соподчинения. Оттого-то у гусей прочно сохраняется инстинкт стадного поведения. "Жизненная закваска" им передана дикими гусями, а эти моногамны — у них одна подруга на всю жизнь. Домашние гуси некоторых пород и беспородные тоже придерживаются этого правила. А вот гуси, выведенные для промышленного разведения, волею селекционеров перестроились и не соблюдают "семейную мораль": одному самцу определяют две-три самки, и он справляется. Правда, и у промышленных случаются осечки. Гусак как полюбит одну гусыню, так всё тут, остальные пусть несут неоплодотворенные яйца. Это поведение передается им через поколения от диких предков.

Уже с первых дней гусята занимают определенное место в выводке. Кто побоевее — в первых рядах, кто слабее, стеснительнее — позади; лучшее — первым, что похуже — вторым. Но они точно знают, кто за кем. Бывает, места меняются, но значительной перестройки рядов не происходит. Если гусят не разъединять, то они лучше растут, быстрее набирают вес, потому что не тратят силы на борьбу за первенство, оно давно установлено.

Но как же быть, если "задним" меньше достается корма — их отталкивают от кормушки "передовые"? Опытные гусеводы, насыпав корм гусятам, всегда начеку, незаметно для лидеров помогают слабым, подталкивают к корму, совсем ослабевших подкармливают отдельно (опять же не на виду "начальников")

Гусаки очень осторожны в выборе подруг и трудно к ним привыкают. Вот почему гусеводу необходимо внимательно наблюдать за поведением птицы в стаде, причем задолго до весны, чтобы от выбранной пары побольше получить оплодотворенных яиц для выведения молодняка. Одному гусаку выделяют ограниченное число гусынь: среди тяжелых пород — не менее трех, среди легких — не больше шести. После двухмесячного содержания гусаки обычно привыкают к гусыням, и семьи можно объединять в стадо, не опасаясь смешения. И если гуси в процессе роста сами определили себе суженых, их разлучать не надо. Вообще желательно сохранять внутреннюю структуру стада. В специальном исследовании выяснилось: от гусынь, выращенных совместно с гусаками с суточного возраста, было получено в среднем около 30 гусят, в то время как при спаривании с гусаками, подсаженными к самкам за несколько дней до начала племенного сезона, всего 12. Выходит, чем сплоченнее семья, стадо, тем выше его продуктивность.

Гусята, несмотря на иерархию, очень дружны. Если их разместить в маленьких секциях, то они никогда не смешиваются с другими группами. Этого же правила придерживаются и взрослые гуси. Только такой порядок соблюдается тогда, когда каждый год группы сохраняют в том составе, который первоначально сформировали и содержат в одних и тех же секциях.

Кстати. Сообщением Василия Сыроватки (пос. Ербинска, Ха кассия) дополняем сказанное выше: "Когда гусята растут с мамой, она их воспитает и всему научит. Другое дело птенцы инкубаторские. Мамы у них нет, и некому подсказать что-то в трудную минуту. Возьмем эту роль на себя.

Как только привезли гусят домой, пропоим водным раствором глюкозы по 2-3 капли каждому — надо подкрепить малышей с дороги. Затем подпустим к корму. Поставим в поилке чистую теплую воду (для первой недели лучше кипяченую). Большинство гусят дружно начинает клевать, пить водичку, а некоторые стоят как бы в недоумении. Отделим неумех от "соображающих" и покормим, попоим вручную. Нельзя давать малышам голодать, они должны, как грибки, расти. После первого принудительного кормления многие неумехи начинают понимать что к чему, их переведем в общее стадо к гусятам, а остальных продолжим учить. Дело это для хозяина несложное, но очень важное: отхода гусят будет меньше."

Хотим познакомить начинающих гусеводов с наблюдениями австрийского натуралиста Конрада Лоренца. Приводим несколько выдержек из его книги "Год серого гуся".

"Меня часто спрашивают, почему для столь широких исследований мы выбрали именно серого гуся. Причин много, но важнейшая заключается в том, что его поведение в семейных группах во многих аспектах аналогично поведению человека в семейной жизни. Спешу добавить, что это утверждение не имеет никакого отношения к очеловечиванию. Мы совершенно объективно и не без удивления установили, что образование пары ("брак") у серых гусей происходит почти так же, как у нас. Молодой гусак внезапно увлекается какой-то юной гусыней и начинает за ней бурно ухаживать — в чем ему порой очень мешает ее рассерженный отец. Ухаживание это кое в чем до смешного походит на ухаживание влюбленного молодого человека. Молодой гусак всячески показывает свою храбрость: бросается отгонять других гусаков и даже тех, которых обычно побаивается, — но, правда, лишь тогда, когда его избранница может это видеть. В ее присутствии он всячески щеголяет физической силой: взмывает в воздух, чтобы пролететь короткое расстояние, которое всякий не ослепленный страстью гусь благоразумно пройдет пешком. К тому же взлетает он гораздо более стремительно, чем любой "нормальный" гусь, а, опускаясь рядом с подругой, тормозит намного резче. Словом, он ведет себя совсем как молодой влюбленный на мотоцикле или за рулем спортивной машины. Если гусыня отзывается на его ухаживание, они вместе совершают ритуальную брачную церемонию — издают торжественный крик. Затем, если не случается ничего непредвиденного, пара хранит верность друг другу до конца жизни.

Читайте также:  Раствор ихтиола в ветеринарии

Узы между "супругами" укрепляются общей привязанностью к птенцам, которые в свою очередь столь же преданы родителям. Лишившись по какому-то случаю партнера, молодые гусак или гусыня возвращаются либо к родителям, либо к братьям и сестрам, еще не нашедшим пары

Читая лекции и разговаривая с людьми, не имеющими отношения к нашей науке, я часто повторяю: "Животные намного менее умны, чем вы привыкли думать, но в чувствах и эмоциях они куда меньше отличаются от нас, чем вы считаете". Это мнение подтверждается и тем, что нам известно о структуре и функциях различных отделов мозга. У людей, как и у животных, способность к рассудочной деятельности связана с передним мозгом, а эмоциональный центр лежит в более глубоких участках мозга. Эти глубокие участки у человека, в сущности, мало отличаются от соответствующих участков у животных, тогда как в степени развития полушарий переднего мозга между ними существует колоссальная разница."

Редакция журнала "Дворовая живность и хозяйство"
Здесь можно подписаться на журнал "Дворовая Живность и Хозяйство"

Многие из теорий выдающегося австрийского зоолога К. Лоренца о поведении животных основаны на его наблюдениях за серыми гусями. Одного гусенка, которого Лоренц вынул из яйца, он назвал Мартиной. Она следовала за ним повсюду, как верная дочь. Однажды Мартина продемонстрировала ученому, как формируются привычки у животных, а возможно, и у человека.

Гусенок научился провожать Лоренца поздно вечером до его спальни, поднимаясь при этом по лестнице. Сначала, правда, по лестнице Мартину приходилось нести на руках, но ей очень не нравилось, когда ее брали в руки, поэтому примерно через неделю ученый решил заставить гусенка преодолеть лестницу самостоятельно. (А еще гуси являются не только отличными особями для изучения поведения животных, но и порой частыми героями сказок, мультиков, и имеют большую популярность в качестве детских игрушек, к слову качественные детские игрушки можно приобрести на сайте https://myplay.ua).

Это была новая и пугающая ситуация для птицы. Вместо того чтобы идти вслед за хозяином, Мартина бросилась к окну, расположенному около двери, и постояла около него несколько минут, пока не успокоилась, — испугавшись, гуси всегда устремляются к свету. Затем гусыня заняла свое привычное место позади Лоренца и проследовала за ним вверх по лестнице.

На следующий вечер Мартина снова, прежде чем подняться по лестнице, побежала к окну. Это повторялось ежедневно, но с каждым разом она проводила там все меньше времени. Однажды она лишь подошла к окну и сразу же направилась к лестнице.

С этого времени гусыня чувствовала себя в доме совершенно свободно и не боялась больше подниматься по лестнице. Однако несколько шагов в направлении окна превратились в стойкую привычку.

Однажды вечером ученый забыл впустить Мартину в дом. Когда, наконец, он вспомнил про нее и открыл дверь, тут же за дверью он увидел птицу, которая была очень возбуждена. Она бросилась в дом и, не повернув, как это делала обычно, в сторону окна, начала подниматься по лестнице. Но ступив на пятую ступеньку, Мартина, по-видимому, поняла, что допустила какую-то ошибку. Всем своим видом она выражала смятение и собиралась взлететь. Лоренц пишет: «Поколебавшись несколько секунд, она повернула назад, поспешно сбежала по ступенькам вниз и, как будто выполняя очень важную миссию, направилась по своему обычному пути к окну и назад». Лоренц был поражен: «Я едва верил своим глазам. У меня не было сомнения относительно объяснения только что случившегося: привычка превратилась в ритуал, нарушение которого вызывало у гуся сильный страх».

Мартина показала, как действие, которое первоначально преследует конкретную цель, может измениться и превратиться в ритуал, имеющий совершенно иное назначение. Первоначальное же «значение» действия часто утрачивается.

Конрад Лоренц и его подопечная гусыня Мартина.

Наблюдать развитие привычек в поведении у отдельных гусей и пытаться проследить смысл и эволюцию привычек и ритуала в поведении целого вида — далеко не одно и то же. Виды следуют образцам поведения, никак не напоминающим те формы, из которых они развились. Для того чтобы проследить происхождение и смысл подобных «шаблонов» во взаимоотношениях внутри вида, ученому приходится сравнивать поведение разных видов и затем уж строить обоснованные догадки.

Лоренца очень заинтересовали так называемые церемонии торжества победителя у серых гусей и у гусей других видов. Церемония обычно — но не всегда — выполняется супружеской парой. Она очень напоминает «празднование победы». Совершив несколько последовательных атакующих движений, направленных на реального или воображаемого противника, гусак, вытянув шею, отбегает назад к своей подруге, издавая при этом своеобразное кудахтанье.

Читайте также:  Корм для кошек с гидролизованным белком

Гуси многих видов выполняют такую церемонию, но у серых гусей она играет особенно важную роль. Ее соблюдают не только супружеские пары, но и другие члены стаи, а иногда члены нескольких родственных кланов, если они чувствуют угрозу появления на их территории чужой стаи.

Церемония, по-видимому, является выражением «единодушного чувства» и предостережением чужакам. Но происхождение подобных церемоний, по мнению Лоренца, очень различно.

Самец серого гуся — птица в высшей степени агрессивная. Его агрессивное демонстративное поведение распространяется не только на совсем посторонних птиц, но и на ближайших соседей и даже на собственную супругу. Естественно, если бы самец по-настоящему нападал на самку каждый раз, когда она приближается к нему, то на свете уже не было бы серых гусей.

Некоторые рыбы тоже становятся очень агрессивными при виде своей самки, и у них есть в запасе приемы для «холостой разрядки».

У иных видов рыб самка очень похожа на самца. Увидев ее на своей территории, самец приходит в ярость. Однако его атака направлена не на нее. Сначала он быстро плывет по направлению к самке, но в последний момент сворачивает в сторону и набрасывается на первую попавшуюся рыбу (как правило, жертвой оказывается сосед по территории). Такое поведение представляет собой классический пример переадресованной активности. Оно служит двум целям: спасает самку от нападок собственного самца и дает самцу возможность энергично защищать свою территорию.

Многие птицы в подобном «настроении» успокаивают себя при помощи сложных поведенческих актов, которые получили название «успокаивающей церемонии». Самец и самка поворачиваются друг к другу, принимая позу угрозы. Затем одна из птиц — обычно это бывает самец — отходит в сторону и нападает — либо предпринимает ложную атаку — на любую подвернувшуюся птицу или даже на какой-либо неодушевленный предмет.

Одним движением самец «переадресует» свою агрессию, другим — блокирует агрессивные действия партнерши, которая не может напасть, пока не получит соответствующего сигнала. Самка отводит от себя направленную на нее агрессию самца многими движениями, различающимися у разных видов. Большинство этих движений вызывают у самца страшное раздражение против окружающего мира.

Так вот в дальнейшей эволюции относительно простая «церемония умиротворения» превращается в ритуал торжества победителя, который К. Лоренц назвал «любовной церемонией». Этот ритуал устанавливает прочную связь между причастными к нему особями.

К. Лоренц пишет: «Это не что иное, как превращение обоюдной агрессии в свою противоположность. Подобно любым другим инстинктивным актам, любовный ритуал стал необходим для животных, иными словами — стал целью».

У некоторых птиц, например у египетских гусей, церемония торжества победителя очень быстро выдает свое происхождение от агрессии.

Лоренц проделал следующий эксперимент. В огороженное пространство, занимаемое супружеской парой египетских гусей, он подсадил гуся, им незнакомого. Самец пришел в состояние страшного раздражения. Но когда чужак отошел в сторону, самец начал выполнять церемонию «торжества победителя». Она становилась все более буйной и все больше напоминала угрозу. Наконец супруги, вытянув шеи, начали драку между собой. Лоренц считает, что у серых гусей церемония «торжества победителя» более развита, чем у иных птиц; почти утратила сходство с ритуалом «обыкновенной» агрессии, и имеет большое значение сама по себе.

Самец и самка серого гуся образуют супружескую пару на всю жизнь, и церемония триумфа объединяет их больше, чем сексуальное влечение. Молодые птицы могут делать попытки спариваться, но это еще не значит, что они образуют супружеские пары. А если самец и самка начинают выполнять торжественную церемонию, то создание постоянного союза между ними почти гарантировано.

Иногда молодой гусак начинает церемонию триумфа, обращаясь к другому гусаку. Если такое «предложение» будет принято, то между птицами установится связь, в которой нет никаких сексуальных «оттенков», никаких отклонений от нормы. Один из них или оба могут обзавестись семьей. Но в таких случаях обычно самки не допускаются к церемонии триумфа. Связь между самцами оказывается более важной. Лоренц убежден, что подобные союзы между самцами чрезвычайно прочны. Церемония триумфа, выполняемая двумя самцами, более яростна и напряженна. Так как самцы — партнеры по церемонии оказывают друг другу поддержку, в стае они часто достигают высшего иерархического ранга.

Лоренц подчеркивает, что ритуал торжества победителя служит выражением не любви и не дружбы, а только торжества, оппозиционности другим. То, что мы можем назвать «любовью» и «дружбой», развивается у серых гусей из необходимости выполнять эту церемонию.

Серый гусь, выросший в изоляции и лишенный возможности проявить себя в церемонии триумфа, по словам Лоренца, постоянно находится в состоянии депрессии. Он ведет себя иначе, чем обычные гуси, и, будучи подсажен к гусям своего вида, бегает от них.

Сходная картина наблюдается в тех случаях, когда серый гусь теряет своего партнера (обычно, свою супругу) по церемонии триумфа. По-видимому, такая потеря лишает его смелости. Однажды гусь, занимавший высокий иерархический «пост», начал убегать даже от самого маленького и слабого члена стаи. Поэтому у «холостого» гусака меньше шансов выжить, чем у гусака-супруга.

Гибель или исчезновение партнера — явление довольно обычное. И если бы все «вдовы» и «вдовцы» погружались в стойкую депрессию и быстро погибали, это было бы в высшей степени неблагоразумно с точки зрения адаптации. Поэтому через некоторое время, — различное у разных особей, — серый гусь, оставшийся без партнера, может установить, проведя церемонию триумфа, новый союз с другой птицей из стаи.

Читайте также:  Бурмилла кошка описание породы и характера

Вызывает смятение умозаключение Конрада Лоренца, сделанное на основе изучения им серых гусей, что «дружба» и «любовь» невозможны без агрессии. Он отмечает, что у неагрессивных стадных животных нет персональных связей. У тех же животных, что агрессивны лишь в период брачного сезона, на это время и возникают «дружеские» связи. Только у таких чрезвычайно агрессивных животных, как серые гуси, связи могут устанавливаться на всю жизнь. Иными словами, без ненависти не может быть и любви. Согласно теории Лоренца, процесс, который превращает то, что мы называем ненавистью, в любовь, протекает следующим образом.

В основе этого процесса лежит агрессия, от которой как ветвь рождается «переадресованное» поведение и возникает церемония умиротворения. Ритуализация церемонии связывает между собой особей, которые выполняют ее друг для друга. Благодаря этому церемония сама по себе приобретает ценность для эволюции. Прочно связанные брачные пары лучше заботятся о потомстве, и хорошо объединенные группы успешнее защищают свою территорию.

В конечном счете, сама по себе церемония и присутствие при ней партнера из стаи становятся необходимыми для каждого отдельного животного.

Можно ли проводить сравнение между поведением серых гусей и человека? Конрад Лоренц думает об этом так: «Мы можем быть уверены, что каждый из этих инстинктов имеет очень специальное, жизненно важное значение в каждом случае почти или совсем одинаковое у серых гусей и у человека. Только таким образом могло развиться соответствие в поведении животных и человека».

Не все ученые согласны с тем, что можно проводить свободные параллели между поведением животных и человека, особенно, если речь идет о биологически столь далеких от человека объектах, как серый гусь.

Это один из тех вопросов, которые служат предметом жарких научных споров современности.

Гуси (лат. Anser ) — род водоплавающих птиц семейства утиных, отряда гусеобразных.

Содержание

Характеристика

Гуси отличаются клювом, имеющим при основании большую высоту, чем ширину, и оканчивающимся ноготком с острым краем. По краям клюва идут мелкие зубчики. Гуси отличаются шеей средней длины (более длинной, чем у уток, но короче, чем у лебедей), довольно высокими ногами, прикреплёнными ближе к середине тела, чем у уток, и твёрдым бугром, или шпорой, на сгибе крыла.

Перья и пух сильно развиты. Самцы практически не отличаются от самок — отличия состоят лишь в костном наросте («горбинке») в начале клюва у переносицы самца, а также в несколько более крупном размере тела.

Многие гуси гогочут или издают бормочущие звуки, при опасности или в раздражении шипят.

Образ жизни

Гуси живут на луговых и болотистых пространствах, некоторые на берегах морей; хорошо ходят и бегают; летают быстро, но плавают и ныряют хуже уток. На воде находятся гораздо меньше, чем утки и лебеди, большую часть жизни проводят на суше. Летят гуси на зимовку и на гнездования обычно по ночам на большой высоте, довольно быстро.

Питание

Питаются почти исключительно растительной пищей, главным образом — зелёными частями растений и семенами. С помощью клюва, снабжённого острыми зубчиками по краям, они щиплют траву, злаки, капусту, обрывают листья, ягоды, стручки и колосья. Кроме растений, некоторые виды едят ещё и мелких позвоночных и насекомых.

Размножение

Гуси живут парами, а во время перелётов собираются в большие стаи. Гнездятся на болотах, некоторые на деревьях; число яиц обыкновенно 6—12. В насиживании яиц самец участия не принимает, он охраняет самку, а когда вылупляются птенцы, ходит рядом, охраняя всю семью.

Классификация

Согласно данным сайта Международного союза орнитологов, на август 2016 г. в род входят 11 видов [1] :

Гусиная охота

Согласно ЭСБЕ, в начале XX века промысловое значение гусей для российского нехлебородного севера было огромным [2] . В продажу поступали преимущественно только гусиные перо и пух, мясо же обыкновенно потреблялось промышленниками на месте. По закону от 3 февраля 1892 года охота на гусей в Европейской России (за исключением Архангельской губернии и некоторых частей Вологодской, Пермской и Вятской губерний) была запрещена с 1 мая по 29 июня.

Весной гусей стреляют на утренней или вечерней заре, когда они перелетают с болота, где ночуют, на поля, для корма, и обратно; на реке Обь во время весеннего пролёта гусей промышленники стреляют их из шалашей, к которым приманивают гусиными чучелами (манчуками). Летом добывают почти исключительно молодых гусей, пока у них ещё не отросли перья на крыльях, а также старых гусаков, которые тогда линяют и не могут летать. В это время линьки (линяющие гуси) обыкновенно держатся на малых озёрах, сообщающихся протоками с большими озёрами, куда они и отправляются за пищей. Промышленники, окружив эти протоки сетями, загоняют в них гусей на лодках и при помощи собак и избивают их в огромном числе. Убитые летом гуси иногда солятся в бочонках; в тундре же их закапывают в ямах, вырытых в земле до мёрзлого слоя, откуда вынимают только зимою и развешивают на воздухе. Осенью, при отлёте, гусей стреляют подобно тому, как и весной, на утренней и вечерней заре, иногда же подъезжают к ним на выстрел верхом или в телеге, чего они боятся меньше, нежели пешего человека. Стреляют гусей очень крупною дробью или мелкою картечью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *