Как найти волчье логово

Спортивная охота на волков любого возраста весной и летом, когда волки держатся возле своего логова, достаточно интересна. При такой охоте основное — это суметь обнаружить это самое волчье гнездо, а уже после этого можно будет отстреливать молодых и матерых волков. В начале такого охотничьего периода маленьких волчат берут без выстрела. Вне зависимости от того, кто был убит – взрослый волк или молодой волчонок — гарантированно выплачивается премия.

Волчицы заканчивают щениться к середине мая, это относится к средней полосе России. И это время когда уже можно приступать к охоте на волчьих логовах. А вот до этого времени (до того как волчица принесет щенят) приходить к логову волков не стоит, т.к. волки, заметив опасность, обязательно сменят «квартиру», и узнать их новый «адрес» будет очень затруднительно.

Родительская пара волков, занимающаяся воспитанием щенков, держит за собой конкретный район, и других волков на этой территории нет. Диаметр такого района составляет примерно четырнадцать – шестнадцать километров. Исходя из этого нужно учитывать тот факт что обнаружив одно логово, следующую семью волков можно будет найти примерно за полтора десятка километров от этого места.

Если охотник или команда охотников обладают терпением, и есть большое желание, то хорошая разведка в местообитаниях волка за весну и лето поможет найти и отстрелять не одну волчью семью.

Чтобы найти логово волков, нужно знать некоторые особенности и учитывать ряд обстоятельств:

  1. место, где обитали волки в предыдущих сезонах и места, где их часто замечали;
  2. место, в предыдущие годы находили волчат, или хотя бы видели их (это связано с тем, что волчицы чаще всего не меняют места своего щенения);
  3. места где в прошлые сезоны, во время августовских и сентябрьских зорей отмечали вой волчьей стаи или слышался лай волчат. Именно в августе и сентябре волчья семья имеет привычку выть возле своего логова на вечерних и утренних зорях, минут по десять с некоторыми перерывами, волчата же подхватывают вой взрослых своим лаем с визгами и скулежом. Именно эти совместные песни волчьей семьи могут услышать работники на сельхозполях после того как солнце опустится за горизонт;
  4. от места нападения на домашнюю скотину в прошлом году логово надо искать на расстоянии в пять – семь километров, обычно волки не охотятся в непосредственной близости от своего логова, пока щенки еще маленькие, из опасения обнаружения гнезда;
  5. места, где в начале весны, когда еще лежал снег отмечали следы волка;
  6. места, где слышали или видели волков весной в апреле или мае, это время когда волки уже выбрали место для логова и воют вблизи от своего убежища.

Проводя разведку в местах обитания волков, где предполагается найти выводок волков, лучше всего будет начать с опроса жителей местных поселков и деревень. У них нужно постараться узнать следующие аспекты:

  1. видели ли волков в предыдущие сезоны, и если да то возле какого населенного пункта, видели ли их в текущем сезоне;
  2. задрали ли волки в прошлом сезоне домашний скот, где это было, отмечались ли такие случаи в текущем сезоне;
  3. отмечались ли встречи возле какого-либо населенного пункта молодых волчат в предыдущие годы;
  4. жители, какого населенного пункта постоянно слышат вой волков или лай волчат, было ли отмечено подобное в предыдущих сезонах (волчата первого полугода жизни выть не умеют, а только лают).

После того как по перечисленным признакам в определенном месте предполагается наличие выводка волков, само логово найти можно будет, руководствуясь применением следующими методиками:

  1. исследовать часть лесного массива, из которого в вечернее время волки выбирались на охоту, или куда возвращаются после ночных вылазок;
  2. как следует прочесать место, где местные жители слышали вой волка на вечерней или утренней заре, либо лай волчат;
  3. охотнику самому можно будет прислушаться к утреннему или вечернему вою волков или лаю волчат, эти голоса могут довольно точно навести на место их логова;
  4. отследить логово можно по тропе к водопою, когда трава уже достаточно большая, а дождей давно не было, то она может быть довольно заметной, т.к. в сухую погоду волки чаще ходят на водопой;
  5. самое действенный способ выслеживания волков, это когда собака ведет охотника по свежему следу, утренний след волка обязательно приведет к семейному логову. Собака помогает не только выследить волчье гнездо, но и может отследить и задавить всех волчат, притаившихся вокруг логова, т.к. волчата чаще всего затаиваются в траве и кустах вокруг логова.

Логово семьи волков можно обнаружить по таким приметам как разбросанные вокруг кости и перья, наличию волчьего помета, а так же унюхав характерный тяжелый запах волчьего стойбища, так же косвенным признаком будут служить крики сорок или ворон над одним местом, и другие подобные сигналы.

По материалам bobrovnet.com

Другие статьи на ту же тему:

Не каждому человеку по душе серые мрачные тучи, холод и снегопад в мае после первого весеннего тепла, и лишь для егеря-волчатника Михаила Ивановича Дузинского из п. Лебяжье этот снегопад — желанная пора. В сумрачный вечер, когда сверху подваливает косой снег, отложив все срочные дела, выезжает он на стареньком мотоцикле в район обитания волков, чтобы вытропить на рассвете до самого логова путаную цепь следов матерого зверя.

Вскочит с лежки у логова опешивший волчара, взлает отрывисто, предупреждая о беде подругу, не побежит трусливо от извечного своего врага-человека, а на минуту задержится в гордом своем великолепии. Тенью выскочит из норы неприметная волчица и под сенью матерого быстро растворится в зарослях кустарников. Упругою пружиной тогда подскочит волк и метнется вслед за нею, но поздно — срежет его стремительный бег смертельный заряд картечи…

Вечером, уже дома в Лебяжье, будут подходить к Михаилу Ивановичу любопытные сельчане, чтобы поглазеть на завидные охотничьи трофеи — великолепную шкуру матерого и неуклюжих лобастых волчат.

Для людей, далеких от природы, волк представляется бирюком, алчным, жадным, ненасытным лесным разбойником. Личность волка в действительности более интересна и многогранна. Приспособляемость к существованию рядом с человеком и тонкая наблюдательность сквозят во всех проявлениях его жизни, поэтому дневных встреч с человеком он избегает. Даже когда из логова изымаются охотником беспомощные щенята, родители не пытаются их защищать.

Волк свободно отличает охотника от безоружного человека, а запах волчатника, разорившего выводок, помнит многие годы. Волк, попавший однажды в капкан, редко попадет в него снова; видевший гибель членов стаи от яда, не тронет больше привады; перескочивший раз флажки, свободно уходит из оклада. Переупрямить бывалого зверя никогда не удастся. Волка можно лишь перехитрить, приспособиться под его повадки.

Облавные охоты волков на дичь с загонами и засадами, отработанные до мелочей действиями каждого члена стаи, удивительно организованны и добычливы. При обилии волков в угодьях население диких копытных заметно сокращается. Уцелевшие олени покидают коренные волчьи места.

В извечном противоречии интересов волка и человека, при всем разнообразии истребительных средств, применяемых против него (авиация, снегоходы, современное оружие, яды, капканы, флажки и т.д.), волк давно должен был исчезнуть как вид. Однако благодаря своей поразительной пластичности живет и множится.

В сезонной жизни волков выделяется два периода:

— семейный оседлый весенне-летний, когда матерая пара скрытно, с конспирацией логова, из года в год, на одной и той же коренной территории, зачастую в одних и тех же норах, выращивает свое молодое потомство;

— стайный кочевой осенне-зимний, когда семья пополняется переярками-волчатами прошлого года, образуя крупную стаю для охоты на копытных зверей и для сохранения контролируемой территории от вторжения чужих стай.

Шкура матерого волка, добытого егерем М.И. Дузинским, — завидный трофей даже для бывалых охотников. Дело вовсе не в снегопаде и не в везении. Охота на волка требует углубленного знания его биологии и повадок, совершенствования охотничьего мастерства, изобретательности, неимоверного упорства и выносливости. Из многообразия способов добывания волков наиболее проста и доступна для начинающего волчатника охота путем обнаружения логова хищников.

Успешному поиску логова предшествует картирование угодий. У местного населения собирается вся информация о коренных участках волков (нахождение известных ранее логовищ, колоний барсучих нор), о встречах волчат, выводков и матерых, их следов, сведения о потраве скота и диких животных, о вое выводков и т.д. Все данные о семейном участке стаи переносятся на рельефную карту местности.

К поиску выводков следует приступать лишь после щенения волчицы, иначе можно спугнуть ее с логова. Отпечатки крупных размашистых следов матерого волка на грязных лесных дорогах — верный признак того, что волчица уже ощенилась. Волчье логово найти нелегко (исключая случайные снегопады), на его обнаружение чаще всего уходит несколько дней, а то и недели.

В охоте на волков нет мелочей. Высматривая следы по раскисшим весенним дорогам и тропам, следует обращать внимание на то, сколько следов в группе и кому они принадлежат. Если при поиске логова обнаружены следы более 2 волков, то эти следы вероятнее всего принадлежат переяркам, а значит, логова в этом месте быть не должно.

По безлюдным весенним дорогам волки охотно ходят в попутном направлении, круто сворачивая с нее к логову или добыче. В направлении сворота самца с тропы следует особо тщательно обследовать южные склоны наиболее возвышенных сопок. Прямой размашистый след по свежей утренней пороше или росе на траве ведет, как правило, к логову. След вечерний, петляющий — скорее всего охотничий, уходящий от логова.

Следует обращать внимание на волчий помет. Самец оставляет его кучкой, а самка разваливает. Если учесть, что самка более месяца находится у логова с волчатами и неподалеку оправляется, то частая встреча помета самки говорит о близости логова. Волчата в обнаруженной норе, как правило, затаиваются, однако, если переждать, то уже через некоторое время выдают себя возней или скулением.

Подсвечивая нору фонариком, малышей можно извлечь из нее по одному — палкой с петлей или с крюком на конце, сачком или настороженным мелким капканом. Трудно извлекать подросших волчат из бывшей барсучьей норы с отнорками. Мы их отлавливали в яму-западню (40 на 40 см, глубиной 70 см) с опадной крышкой, вырытой на входе норы.

Чтобы волчица не подошла к логову, не выманила наружу волчат и не увела их в отсутствии охотника, нужно повесить перед норой майку, рубаху или другую нижнюю потную одежду. Вход в нее нужно неплотно заткнуть жердями. Если мы обнаруживали логово рано утром, то ждали матерых в засаде, один из нас при этом, не скрываясь, уходил. Иногда мы оставляли у логова собаку, которая визгом и лаем провоцировала нападение волков. Второй охотник садился поодаль в засаду на тропе, либо наблюдал за логовом в бинокль с обзорного места.

Если через 2–3 часа матерые не появлялись у логова, мы покидали засаду и блокировали тропы к нему капканами или петлями. Наиболее пригодны для летней постановки крупные рамочные капканы с полотняной и симковой насторожкой. При сравнительно небольшом весе эти капканы имеют большую расстораживающую площадь, что исключает проловы. Для установки капкана вырезается углубление в земле по его форме, земля удаляется, а полотно капкана засыпается сверху трухой деревьев, золой, мусором муравьиных куч или растертым в пакете сухим навозом.

Вспоминаю, как ведомый опытным наставником, я нашел свое первое логово. Накануне первомайского торжества мы с егерем М.И. Дузинским добирались на попутных машинах в урочище Бесь Курагинского района. Водитель спешил на станцию за грузом, и так случилось, что он увез наш рюкзак с продовольствием. И остался у нас лишь кусок сала. Не возвращаться же из-за такого пустяка, когда рядом находятся известные егерю норы волков.

Полями по весеннему бездорожью, огибая зыбкую трясину раскисшей пахоты, мы вошли в горы, где весело струилась многоголосая речка Бесь. Поднимаясь вверх, мы заметили на грязной тропе следы двух волков. К норам подходили осторожно с подветренной стороны. Одна из нор старой барсучьей колонии была расчищена под логово, при глубине чуть более двух метров и диаметре 50 см она в конце расширялась «кублом» до 80 см. Из-за свежего выброса песка и глины на бутане норы она выделялась издалека.

Свежие следы волчицы, ее линная шерсть на стенках норы и запах псины — все указывало на присутствие матерых. Однако к нашему удивлению волчат в логове не оказалось. Нора находилась на солнечной веселой гривке в одном из многочисленных логов верховьев Беси, среди березово-осиновых колков, заросших мелким кустарником. Лежку матерого обнаружили на обзорном месте выше нор. Волчица должна была щениться, но мы помешали ей в этом своим несвоевременным приходом. Волки сменили логово.

Наши поиски затянулись на четыре дня. Голодные и уставшие, мы обследовали все круто спадающие в Бесь лога, при этом обнаружили сначала одну заброшенную волками нору, а потом другую — уже свежую, расчищенную, старой барсучьей колонии. Каждый день мы встречали все новые и новые следы и приметы пребывания матерых: поскребы, экскременты, линную шерсть на тропах, останки косуль и овец в радиусе 5 км вокруг логова, хотя рядом с ним костей не обнаружили.

Всю эту информацию я переносил на схему местности, указывал расположение нор, отдельные следы обозначал точками, переходы — пунктирными линиями, направление движения — стрелками. На карте они наиболее густо пересекались почему-то на противоположном, почти безлесном, остепненном склоне. Поиск логова производился челночным прочесыванием солнечных южных склонов в истоках многочисленных весенних ручейков. Удивительно, но вблизи логова безбоязненно паслись косули и играли тетеревиные тока.

Мы снова ночевали у костра. Оказывается, чтобы волки устроили логово в том или ином районе, необходимо сочетание нескольких благоприятных факторов. Главный из них — наличие крепких мест, мало посещаемых людьми, с дренированными сухими почвами, пригодными для норения. Затем обилие пищи в радиусе 5 км вокруг логова и водный источник не далее 1 км. У волков прослеживается консерватизм в выборе логова.

Если их не потревожит человек или стихийное бедствие (чаще всего лесные пожары), то логово используется ими ежегодно. Даже при полном разрушении нор и при многолетнем отсутствии на участке волков после их истребления, вновь расселяющиеся семейные пары роют норы на прежних местах. На северных склонах гор, мрачных, сырых, затененных, с высокотравной растительностью волки, как правило, никогда не селятся. На болоте волки роют норы на сухих возвышенных участках островов.

В последние дни наш матерый ходил на охоту один, значит, волчица уже ощенилась. Несмотря на нависшую над семьей опасность, последней ночью он добыл на кошаре ягненка. Мы обнаружили голову и часть ноги в зарослях кустарников в вершине лога. Все остальное волк съел, чтобы на логове отрыгнуть волчице. Следы матерого волка тянули на совершенно открытые южные степные склоны.

Неожиданно для себя в небольшой разложине напротив первого логова я наткнулся на неглубокую свежую нору. Волки вырыли ее под березой среди густого степного ковыля. В норе попискивали пять слепых волчат. Зная, что волки следят за каждым нашим шагом и что караулить их у логова бесполезно, Михаил Иванович решил пойти на хитрость. Мы сложили волчат в пустой мешок и потащили их за собой волоком по траве.

В зарослях кустарников егерь спрятался с подветренной стороны, а я пошел дальше с волчатами. Минут через пять я тоже укрылся в засаде. Сорок минут напряженного ожидания — и вот долгожданный выстрел. Обнаружив пропажу волчат, молодая самка пошла по следу. Ее сгубил материнский инстинкт, взявший верх над извечной волчьей осторожностью и самосохранением.

Мы в соцсетях

Популярное

Пьяная революция

Русский генерал спасает Грузию от персов. В «благодарность» грузинская царица втыкает ему кинжал в живот…

Незабываемый парад 7 ноября 1941 года. С Красной площади — на фронт

Фаустпатрон — легендарный гранатомет был безвредной «хлопушкой»?

Освобождение Эстонии. Попытка № 1

Дневками (местами отдыха) волкам служат различные укрытые места. В холодную, ветреную и сырую погоду они предпочитают более защищенные места, а в сухую, тихую и теплую охотно ложатся открыто. В осенне-зимне-весеннее время, когда волки ведут кочевой или вообще более подвижный образ жизни, они ложатся там, где застанет их рассвет. В летнее время они связаны с логовом, которое обязательно устраивают для молодняка.

Для устройства гнезда волчица обычно использует естественные укрытия — расщелины в скалах, обрывы с навесами по берегам рек и склонам оврагов, укрытые густо растениями ямы, заросли молодняка или кустов, «выскори» или валежники, бурьяны и т. п. Во многих случаях гнезда устраиваются в норах различных животных — лисы, барсука (в лесной полосе), сурков (в степи, горных лугах), песцов (в тундре) и т. д. Приспосабливаемые норы волки обычно расширяют и частично переделывают. В более редких случаях волчица роет пору, обычно неглубокую и короткую, с 1—3 отверстиями. Норы устраиваются на косогорах с мягким, преимущественно песчаным и супесчаным грунтом. В большинстве случаев гнезда хищники располагают на сухих участках.

Логово, как правило, устраивается не далее 500 м от водопоя (озера, реки, ручья, родника, глубокой ямы с водой, пруда и т. п.); к нему ведут 1—2 тропы, становящиеся особенно заметными, когда молодые начинают выходить из норы. Подходы к водопою чаще бывают скрытыми. Помимо троп, кругом логова можно встретить многочисленные лежки волков, места игр щенят и остатки пищи. От логовища часто идет острый запах мочи и гниющих остатков пищи. Остатки пищи привлекают к гнезду таких птиц, как сороки, вороны и др. По их крикам удается уточнить местонахождение гнезда волка с выводком.

Удобных для логовища мест немного, и из года в год они бывают заняты обычно одними и теми же парами волков. При гибели самца он часто заменяется в паре переярком, а при гибели самки — молодой волчицей. Поэтому пустуют логова редко, а бросаются лишь из-за существенных изменений окружающей обстановки (вырубки леса, пожара, осушения болота и т. п.). Так, в Чарусском лесничестве Рязанской области волки 4 года подряд устраивали логово в одной и той же лесной даче, хотя каждую осень на появляющиеся там выводки устраивалась облавная охота, когда убивалась часть молодых, а в 1937 г. был убит и матерый самец.

Чаще для логовища волки избирают места, куда редко заглядывает человек, но они устраиваются и близ жилья, шоссейных и железных дорог. В 1941 г. было найдено волчье гнездо с молодыми всего в 200 м от шоссе Москва — Ленинград. В Желтухинском районе Рязанской области волчица устроила логово на участке поросшего бурьяном поля всего в 1,5 км от селения. Другое волчье логово было обнаружено в 10 м от полотна Московско-Рязанской железной дороги, под штабелем снегозащитных щитов. Волчица с выводком жила среди торфяного болота недалеко от бревенчатой гати, по которой часто проезжали подводы. В Рязанской области найдено логово в небольшом, но частом березовом колке недалеко от большого села (районный центр Ерахтур) и в непосредственной близости от большой дороги с оживленным автомобильным движением. В глубине лесных массивов логова волки обычно не делают. В Татарии все найденные логова располагались не далее 500 м от опушки, обычно по оврагам, где имеется вода.

В отдельных ландшафтах расположение и устройство логовищ несколько отличаются. Тундровые волки используют убежища трех типов:

а) земляные норы, выкапываемые самостоятельно или приспосабливаемые из нор лисиц, реже песцов. Нора состоит из входной траншеи длиной до 1,5 м, подземного коридора шириной 50—60 см и длиной от 2 до 10 м, и гнездовой камеры 150 х 100 х 70 см; камера помещается на глубине от 1,5 до 3,5 м, гнездовой подстилки в ней обычно не бывает;
б) норы под скалами примерно того же устройства, но обычно более короткие; в) различные естественные убежища (пещеры, щели в скалах и т. п.). Волчье логово обычно помещается на южных и юго-западных склонах речных берегов или сопок; они лучше обогреваются солнцем и там быстрее сходит снег.

В Канинской тундре волки летом придерживаются преимущественно сопок. В Лено-Хатангском крае норы обычно не длиннее 1,5 м и не глубже 1 м. В Анадырском крае волки мечут щенят преимущественно в земляных норах.

В северных лесных областях волки селятся по сухим гривам среди болот, в островах хвойного леса с обильным валежником, в хвойном молодняке. Предпочитают горелые моховые болота, особенно их трудно проходимые, поросшие непролазным мелколесьем закрайки. Селятся волки в мокрых кочкарниковых ольшатниках и по островам сухого, но густого леса с еловым подсевом, особенно редко посещаемым человеком.

У волков, обитающих в лесах Урала и Сибири, логово для выводка обычно размещается прямо на поверхности земли, под кустами, вывороченным деревом и т. п. У волков открытых степных и лесостепных мест логово чаще устраивается в норе и, как правило, чужой — лисьей, барсучьей или сурочьей. В степях находили норы и далеко от водопоев — до 12 км (Борзинские степи). Они устраивались на открытых местах, обычно возвышенных. На юге Восточной Сибири волчье логово было на мысу у пади, где росло лишь несколько берез, но там было сухо и волчица имела хороший обзор, что обеспечивало безопасность от внезапного нападения.

В Белоруссии выводок из 6 волчат был найден в поваленной дуплистой ольхе на небольшом бугре среди зарослей ольшатника.

В центрально-черноземных районах логова волков располагаются в молодых и старых лиственных и смешанных островных лесах, в поросших кустарниками степных оврагах и балках, в камышовых и тальниковых зарослях болот, среди береговых топей, а иногда даже в старых ометах соломы и в остатках скирд. В степной части Воронежской области волки выводят главным образом в «яругах» — оврагах, густо заросших мелким дубняком. В лесах логова устраиваются под вывернутыми корнями ветровальных деревьев, иногда в лисьих и барсучьих норах. На полях хищники используют старые военные окопы, а в оврагах — ямы и выемки.

В последнее время участились случаи перевода волчицами волчат в поднявшиеся хлеба и устройства здесь логовищ в непосредственной близости к поселкам. В Кантемировском районе Каменской области осенью 1953 г. найдена нора с двумя выходами, расположенная на ржаном поле, где волки успешно вывели молодых. Такие логова здесь не редкость. В Черниговской области волчица устроила логово и вывела волчат в коноплянике приусадебного участка колхозника в 10 ж от дома. В Коверцовском районе Волынской области выводок волков жил в посеве ржи в 300 м от хат. Логово было устроено в яме подле выкорчеванного пня. Такие случаи известные Сумской, Житомирской и других областях. В Донецкой области логово волков находилось в 150—200 м от шоссейной, очень оживленной дороги.

В лесных районах Украины логова часто устраиваются на островах среди сфагновых и других болот, в густых порослях молодняка и в островах леса с густыми кустарниками среди полей. В лесостепных районах логова располагаются в глубоких лесных оврагах, в мелколесье по долинам рек, в непроходимых ольшатниках по кочковатым болотам (их местами называют «волчатниками»).

В лесостепной части Омской области для логовов волк выбирает гривы среди болот, заросшие кустарником овраги, заросли полыни на целине и островные леса. В степной части Украины логова чаще бывают в глухих балках с зарослями колючих кустарников и бурьянов, в понижениях между песчаными буграми, заросшими лозняком и другими кустами, а в плавнях Днепра и Днестра— по зарослям тростников и в других крепких местах. В лесостепи и степях Казахстана выводковые норы находят в лесу, на опушке и в открытых местах, обычно среди бурьянов или в кустах на расстоянии меньше 1 км от водопоя. В заповеднике «Боровое» волчье логово помещалось в пещере на сопке, покрытой сосновым бором; это логово разоряли трижды и около него дважды убивали волчиц.

Норы, вырытые волком в степи, имеют обычно в длину 2—5 м, редко более, один или два выхода и гнездо на глубине 1—1,5 м от поверхности. Старые, многократно использованные норы имеют очень широкие ходы, в которые легко пролезает человек, и несколько гнездовых камер; входы в старые камеры часто засыпаются волками при изготовлении новой. Открытые логова устраивают под защитой кустов или бурьянов. В Северо-Казахстанской области открытое логово было найдено в тростниках почти высохшего озера; гнездо помещалось в большом заломе на лабазе, вокруг которого была неглубокая вода. Среди такого же озера волчица натаскала большую кучу рогоза, тростника и на ней родила 7 волчат.

В пустынной зоне Казахстана волки рождают детенышей как в норах, так и в открытых логовах. Норы в южном Прибалхашье находились на солончаках. Они имели в длину 7 и 8 ж и глубину 1—1,5 м. В песчаных буграх, поросших саксаулом, логово было вырыто у вершины бугра под корнями саксаула и представляло простую нишу, где лежало 6 волчат. Одна нора располагалась в густом саксаульнике в долине р. Или. Здесь же были найдены и открытые логова в зарослях тростника и под кустом тала. В Казахстане из 24 волчьих логовищ 14 помещались в норах, вырытых волчицей, 1 — в норе барсука, 1 — в пещере, 1—в нише и 7 были открытыми (в бурьянах, тальниках или тростниках).

В Туркмении волки выводят на равнинах — в промоинах в обрывах чинка по Узбою, в ущельях Копет-Дага, близ речек и родников, преимущественно в затененных местах, под нависшими скалами и т. п. Иногда логова помещаются в густых зарослях гребенчука (Tamarix) или других кустарников и в чаще тугаев. В Армении для нор хищники часто используют узкие пещеры, трещины и промоины.

В киргизской горной степи, на сыртах и в предгорьях волки устраивают гнездо обычно в норе, вырытой в овраге, под кустарником или в другом укрытом месте. На склонах гор используют щели в скалах, нависшие каменные плиты, норы сурков и т. п.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *